НАФТА 2.0 против стран со статусом нерыночной экономики: краткий анализ в свете статьи XXIV ГАТТ 1994. Казалось бы, причем здесь Республика Беларусь и ЕАЭС?

2019 / Февраль 11
Алексей Петренко

Алексей Петренко

Ведущий эксперт Центра экспертизы ВТО
Наш семинар от 7 декабря 2018 г. о региональных торговых объединениях оставил много вопросов для последующего изучения Соглашения между США, Мексикой и Канадой (United States-Mexico-Canada Agreement или USMCA), подписанного 30 ноября 2018 г. Став заменой соглашения НАФТА, – морально устаревшего, по мнению американского президента, – новая сделка между этими странами интригует введёнными новеллами. Станут ли новые правила вызовом для мировой торговли и каково их соотношение с соглашениями ВТО – об этом пойдёт речь в небольшой серии заметок, посвящённых НАФТА 2.0. В первой публикации будет дан обзор неписанного, но чётко считываемого предостережения: "дружба в торговле" с государствами со статусом нерыночной экономики возможна только с одобрения других участников Соглашения между США, Мексикой и Канадой.

Статья 32.10 Соглашения между США, Мексикой и Канадой (далее – новое Соглашение или НАФТА 2.0) содержит особые правила в отношении поведения их участников, если одна из сторон пожелает заключить торговое соглашение со страной со статусом нерыночной экономики. В этом случае такой участник НАФТА 2.0 должен заранее уведомить остальные стороны о своём намерении провести соответствующие переговоры для последующего заключения торгового соглашения (за 3 месяца до начала таких переговоров). При запросе другой стороны нового Соглашения ей должна предоставляться максимально подробная информация о целях и задачах таких переговоров. Более того, остальные участники этого Соглашения должны иметь возможность ознакомиться с полным текстом заключаемого договора вместе с приложениями и дополнительными инструментами, включая те, что носят конфиденциальный характер (насколько возможно заранее, до подписания). Если они его не одобрят, то они вправе исключить из соглашения НАФТА 2.0 его участника, заключившего торговое соглашение со страной со статусом нерыночной экономики. Например, США и Мексика смогут "вытолкнуть" Канаду из нового Соглашения, если они того пожелают по итогам заключения Канадой торгового соглашения с государством со статусом нерыночной экономики. В таком случае между США и Мексикой продолжит действовать двустороннее соглашение, содержащее те же правила, что были и раньше в соглашении НАФТА 2.0, за исключением тех, которые две стороны решат исключить.

Таким образом, создаётся правовой механизм контроля над действиями других участников НАФТА 2.0 путём ограничения их свободы выбора торговых партнеров. После вступления в силу нового Соглашения, США, Канада и Мексика должны будут обмениваться информацией между собой о проводимых ими переговорах со странами со статусом нерыночной экономики и попутно предварительно ознакомлять друг друга с текстами соответствующих договорённостей. Такой подход идёт вразрез с общей практикой. Пользующиеся полной дискрецией государства всегда осторожно подходят к тому, кому, когда и в каком объеме позволяется знать содержание заключаемых торговых соглашений, ведь детали могут держаться в тайне вплоть до финальных стадий подписания соответствующих соглашений. В новых правилах прослеживается уведомительно-разрешительный порядок, поскольку в них заложена санкция за заключение сделок, с которыми остальные стороны нового Соглашения могут не согласиться. Заложенное в статье 32.10 правило об исключении третьего участника

соглашения НАФТА 2.0 позволяет говорить об инструменте давления на такого участника, если новая торговая сделка со страной со статусом нерыночной экономики не будет соответствовать представлениям двух других.

Далеко идущие последствия включения статьи 32.10 в НАФТА 2.0

Осталось понять, против кого решили дружить США, Мексика и Канада. В статье 32.10 нового Соглашения страна со статусом нерыночной экономики определяется как государство, которому 1) на момент подписания соглашения, заменяющего НАФТА, предоставлен такой статус для целей применения мер торговой защиты законодательством одной из сторон Соглашения 2) при отсутствии соглашения о свободной торговли между такой страной и участниками НАФТА 2.0.

Первый пример, приходящий на ум,– это, конечно же, Китай. На данный момент нет соглашения о зоне свободной торговле между ним и одной из сторон нового Соглашения. Кроме того, США рассматривают Китай как страну с нерыночной экономикой (см. заявление США как третьей стороны в недавнем споре EU – Price Comparison Methodologies, paras. 3-4). Несомненно, включение статьи 32.10 в новое Соглашение – это часть идущей сейчас торговой войны между США и Китаем.

Что, однако, выпадает из поля зрения тех, кто уже обратил внимание в своих комментариях к статье 32.10 соглашения НАФТА 2.0, так это последствия и для других стран. В частности, встает вопрос – пока вполне гипотетический – о применимости этого положения, если США, Канада или Мексика захотят заключить торговое соглашение с Республикой Беларусь. Так же, как и Китай, эта страна рассматривается США как имеющая статус нерыночной экономики.

Особую озабоченность вызывает неясность, какое влияние этот факт будет иметь в будущем, особенно после присоединения Республики Беларусь к ВТО (при условии успешного завершения идущих сейчас переговоров об этом) в условиях её членства в ЕАЭС. Означает ли это, что в этом случае все ограничения, связанные с соответствующими переговорами, распространятся в будущем и на возможные переговоры участников нового Соглашения с ЕАЭС о зоне свободной торговли?

Четкого ответа на данный вопрос пока нет.

Можно ли обжаловать статью 32.10 нового Соглашения как несоответствующую статье XXIV:4 ГАТТ 1994?

Параллельно возникает вопрос – если статья 32.10 нового Соглашения воспринимается как ограничивающая права стран со статусом нерыночной экономики, существуют ли основания для подачи жалобы в ВТО на эту статью в свете правил этой организации о зонах свободной торговли и таможенных союзах?

Потенциально применимой видится статья XXIV:4 ГАТТ 1994: она не допускает, чтобы региональные торговые соглашения заключались для возведения барьеров в торговле с остальными странами, тогда как допустимой целью такого рода соглашений признается стремление к упрощению условий международной торговли. Наряду с другими правилами статьи XXIV ГАТТ 1994, это положение может оказаться ключевым, так как очевидно, что рассматриваемые правила соглашения НАФТА 2.0 препятствуют дальнейшей

либерализации мировой торговли. По своему действию статья 32.10 нового Соглашения предстает стимулом для отказа от ведения таких переговоров и, соответственно, от потенциальной возможности улучшить условия международной торговли.

При ведении споров в ВТО статья XXIV ГАТТ 1994 используется как основание для оправдания нарушения других обязательств по этому соглашению. Следовательно, сначала следует определиться, нарушает ли обжалуемая мера иное правило ГАТТ 1994. Если же нельзя установить такое нарушение, то применение статьи XXIV ГАТТ 1994 остаётся сугубо гипотетическим сценарием. В отношении статьи 32.10 нового Соглашения не удаётся установить иных положений ГАТТ 1994, выполнение которых было бы затруднено из-за её применения участниками НАФТА 2.0.

Важным предстает также и то, что условия ведения переговоров по статье 32.10 нового Соглашения не ухудшают уже существующие правила международной торговли. Соответственно, доводы о том, что рассматриваемые правила статьи 32.10 будут непосредственно вести к возведению барьеров в торговле, потребовали бы дополнительного и очень серьёзного обоснования. Помимо этого, на практике сложилось понимание, что статья XXIV:4 ГАТТ 1994 не содержит отдельного исполнимого требования, порождающего строгое юридическое обязательство, нарушение которого можно было бы обжаловать в системе по разрешению споров ВТО без опоры на другие положения этого соглашения (Panel Report, India – Iron and Steel Products, para. 7.70).

Таким образом, нельзя говорить о том, что это положение нового Соглашения противоречит статье XXIV:4 ГАТТ 1994.

Из проведённого обзора следует, что статья 32.10 Соглашения между США, Мексикой и Канадой устанавливает уникальное ограничение для его участников по ведению переговоров о заключении торгового соглашения с другими государствами. Будучи применимыми в случае стран со статусом нерыночной экономики, эти правила имеют далеко идущие последствия. Следует иметь в виду, что этими положениями охвачен не только Китай, но также еще и ряд других стран, в число которых входит Республика Беларусь. Данный факт имеет особое значение ввиду участия Республики Беларусь в ЕАЭС, поэтому косвенным образом статья 32.10 соглашения НАФТА 2.0 может затронуть и остальных участников этого проекта евразийской интеграции. Успешно обжаловать данное положение после того, как Республика Беларусь присоединится к ВТО, будет непросто в силу особенностей правил ВТО в отношении допустимых зон свободной торговли и таможенных союзов, закрепленных в статье XXIV ГАТТ 1994.

Новые рынки – новые возможности

Россия в ВТО – 5 лет: опыт, проблемы и перспективы

Пять лет России в ВТО

Елена Шапиро: в ВТО мы учимся спорить в правовом поле

Заказать заключение по интересующему вас вопросу
Загрузка комментариев...