Возможные изменения в глобальной торговой системе в связи с кризисом переговоров в рамках ВТО и формированием мегарегиональных торговых соглашений

2016 / Июль 4
Анаит Смбатян

Анаит Смбатян

Заместитель Генерального директора по экспертной работе

Основные тезисы доклада профессора НИУ ВШЭ, ведущего научного сотрудника ИМЭМО к.э.н. Портанского А.П. на заседании Ученого Совета ИМЭМО РАН 22 июня 2016 г.

— В декабре 2015 г. в Найроби состоялась 10-я Министерская конференция ВТО. Ее результаты можно было бы считать вполне позитивными, если бы не одно «но». В итоговой декларации зафиксирован фактический раскол между членами по фундаментальному вопросу – мандату Дохийского раунда торговых переговоров: в то время как часть стран-членов традиционно выступила за его подтверждение, другая часть – против. Как следствие, различным оказалось и видение странами-членами будущего ВТО. Возникла ситуация утраты взаимного доверия между странами-членами , что несет серьезную угрозу Организации.

— Что привело к возникновению данной ситуации?

— В течение почти всей второй половины ХХ века ГАТТ вполне справлялось с задачам регулирования торговли, которые сводилась к принципу «Произведи товар у себя – продай его за рубежом». Экономическая глобализация в ХХ веке в значительной степени опиралась на этот принцип. Но в XXI веке торговля изменилась. Речь уже идет не только и не столько о пересечении границ товарами, сколько об их пересечении целыми производствами. А этот процесс предполагает наряду с товарными потоками через границы также и потоки инвестиций, идей, ноу-хау, рабочей силы. Отсюда следует, что современная торговая система должна содействовать государствам не только в продаже товаров и услуг, но в их производстве. Необходим новый перечень «дорожных правил».

— Справляется ли ВТО с задачей генерирования новых правил торговли в XXI веке? Как выясняется, не совсем. Вот лишь несколько примеров областей, где существует дефицит многосторонних правил: торговля в рамках глобальных цепочек добавленной стоимости (GVC); использование «зеленой энергии», инвестирование, валютная политика. Между тем, дефицит правил приводит к снижению эффективности главного элемента ВТО – Органа по разрешению споров.

— Ни кризис, ни тупик торговых переговоров Дохийского раунда не могли отменить императив движения в сторону дальнейшей либерализации и создания необходимых для изменившихся условий правил торговли. И если ВТО остается сфокусированной на задачах ХХ века и не готова создавать новые правила, то тогда эти правила будут написаны за рамками ВТО. В этом, собственно, заключается суть драмы, которую переживает нынче многосторонняя торговая система.

— К началу XXI века переговорная активность постепенно сместилась в другие сферы, в частности, в сферу региональных/пре ференциальных соглашений (РТС/ПТС). Торговля, связанная с перемещением производств, создала и продолжает создавать совершенно новые возможности. Эти возможности в последние годы находили закрепление в новых так называемых РТС «углубленного типа», которые помимо положений о торговле товарами, включают еще и положения об инвестициях, услугах, транспарентности . В результате в последние годы де-факто происходило снижение тарифов и открытие рынков в рамках РТС/ПТС в двустороннем и даже в одностороннем порядке , т.е. повсюду, кроме многостороннего формата.

— Серьезный прорыв в создании правил торговли за рамками ВТО произошел в начале октября 2015 г.: 12 государств АТР (Австралия, Бруней, Новая Зеландия, Вьетнам, Сингапур, США, Канада, Чили, Япония, Мексика, Малайзия, Перу) после длительных и весьма сложных переговоров объявили о достижении согласия по Транстихоокеанск ому торговому партнерству (ТТП). 4 октября 2016 г. в Окленде (Новая Зеландия) состоялась церемония подписания соглашения министрами 12 государств. Потенциал ТТП весьма внушителен: его доля в мировой ВВП составит около 40%, в мировой торговле – порядка 30%. Опубликованный текст соглашения подтвердил, что ТТП предполагает впечатляющий список мер по снятию торговых барьеров.

— Унифицируются правила происхождения, правила в сфере технических барьеров, санитарных и фитосанитарных мер, инвестирования, конкурентной политики, произойдет либерализация правительственны х закупок, принимаются жесткие правила в сферах защиты прав интеллектуальной собственности. Выработаны новые нормы в сфере финансовых и телекоммуникацио нных услуг, электронной торговли, передвижения персон в сфере бизнеса, а также нормы в области охраны труда, окружающей среды и, наконец, разрешения споров. Одновременно с основным документом участники ТТП подписали отдельную совместную декларацию о валютной политике, которая вступит в силу одновременно с основным соглашением партнерства. Цель декларации состоит в обеспечении транспарентных режимов обменных курсов, имеющих рыночное обоснование. В специальном заявлении по случаю подписанной декларации подчеркивается важность макроэкономическ ой стабильности для общего успеха ТТП.

— Из приведенного перечня сфер, в которых зафиксированы договоренности, видно, что в плане выработки правил и либерализации ТТП двинулось заметно дальше достижений ВТО. Такой «прорыв» не может не вызывать острой полемики вокруг содержания соглашения по ТТП как в самих странах-участниц ах, включая США, так и за пределами ТТП, что вероятнее всего усложнит рассчитанный на два года процесс ратификации документа в национальных парламентах 12 стран.

— Другим мегарегиональным торговым соглашением (МРТС), потенциал которого обещает превзойти ТТП, является Трансатлантическ ое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) между США и Евросоюзом. Переговоры по нему стартовали в 2013 г. и, согласно заявлениям представителей американской администрации, должны завершиться в рамках президентского мандата Барака Обамы. Последнее, правда, вызывает некоторое сомнение, учитывая значительный перечень торговых противоречий и спорных вопросов, существующий между партнерами не первый год. Ход переговоров по ТТИП, а также проблема ратификации ТТП стали острейшими вопросами предвыборной борьбы в США.

— Мегарегиональные торговые соглашения типа ТТП и ТТИП (и, возможно, Региональное всеобъемлющее экономическое партнерство – РВЭП) действительно принесут с собой большие перемены, когда и если они будут полностью реализованы. Так, по занимаемой доле в мировой торговле они существенно превзойдут известные ранее РТС/ПТС. Это обстоятельство чревато неизбежными последствиями для действующих в международной торговле правил, каковыми на сегодняшний день являются главным образом правила ВТО. ТТП и ТТИП смогут задавать свои правила и нормы в торговле. А с учетом объема торговых обменов, на которые эти правовые нормы будут распространяться , они неминуемо будут входить в коллизию с нормами и правилами ВТО или вводить нормы там, где они на многостороннем уровне пока просто отсутствуют. Это вызывает озабоченность у многих участников международной торговли, и потому в ближайшие годы, вероятно, будут идти интенсивные дискуссии вокруг сопоставления правовых норм ВТО и МРТС. Однако, речь не идет, как полагают некоторые, о неизбежном подрыве ВТО — в мире нет серьезных игроков, которые строили бы подобные планы.

— Из последнего следует, что глобальное управление в торговле уже начинает меняться и в ближайшем будущем, очевидно, будет иметь несколько уровней или опор. Возникает естественный вопрос: окажется ли такая многоопорная система работоспособной, и какой в ней будет роль ВТО? Сегодня ВТО несомненно продолжает играть критически важную роль. Ибо старый принцип «Произведи товар у себя – продай его за рубежом» все еще важен в мировой торговле особенно для развивающихся стран. Но успех МРТС способен подорвать или, как минимум, ослабить эту роль ВТО. Выше было отмечено, в условиях торговли XXI века Орган по разрешению споров уже не всегда справляется со своей миссией.

— Смогут ли МРТС в этой новой ситуации внести позитивный вклад в разрешение споров? И вообще, способны ли они создать гармоничный глобальный торговый и инвестиционный режим? Представляется, что скорее всего создать такой эффективный режим, как существующий в рамках ВТО, в частности, относительно разрешения споров, у МРТС не получится. Хуже того, нескоординирован ный процесс развития правил в различных МРТС несет риск подрыва глобального верховенства закона и способен навредить прогрессу GVC, как и мировой торговле в целом (недаром в итоговой декларации конференции в Найроби вновь подтверждена уникальность механизма разрешения торговых споров ВТО и необходимость его дальнейшего укрепления).

— Можно предположить, что в изменившихся условиях и ВТО, и МРТС должны найти свое место одновременно. Для этого очевидно потребуется использование новых подходов. Форматы ТТП и ТТИП предполагают такие подходы. Во всяком случае в Вашингтоне полагают, что ТТИП будет открыто и для других стран, когда они смогут принять нормы и стандарты, выработанные в нем. Что касается ТТП, то перспективы его расширения уже обозначились, поскольку не менее пяти стран изъявили желание присоединиться к нему. Таким образом, нормы МРТС могут постепенно становиться нормами ВТО, что чрезвычайно важно. Кстати, данная тенденция нашла свое отражение и в материалах конференции в Найроби.

— В ближайшем будущем двигаться в рамках многостороннего формата (переговоры Доха раунда) несомненно нужно. Но при этом надо иметь в виду, что возродить центральную роль ВТО в прежнем виде уже вряд ли удастся. С другой стороны, и надежда на то, что МРТС установят некий естественный и гармоничный порядок, является иллюзией, — роль ВТО должна остаться существенной. Это дает основание предположить, что в складывающихся новых обстоятельствах система глобального управления торговлей будет становиться многоопорной. Ее естественными элементами станут региональная и многосторонняя опоры, и кроме них в качестве третьей опоры могут быть также использованы двусторонние инвестиционные соглашения. И в этой системе ВТО должна служить центральной опорой.

— Существует и менее оптимистический для многосторонней системы взгляд, согласно которому будущее ВТО зависит от способности организации адаптироваться к последним изменениям. Без реформы по приведению действующих РТС в соответствие с правилами ВТО, полагают некоторые авторитетные международные эксперты, тенденция снижения центральной роли ВТО продолжится и, не исключено, может довести ее до переломного момента, после которого страны будут игнорировать правила ВТО. В этом варианте видится риск отката в XIX век мира “великих держав”.

К этому предупреждению стоит прислушаться. Если риски мегарегиональных соглашений для третьих стран не будут вовремя устранены, то представления о конкурирующих двусторонних соглашениях могут получить дальнейшее распространение и создание соперничающих торговых блоков усилится, и тогда переломный момент может наступить значительно раньше.

— В связи с последним можно также говорить и о существующем риске экономической деглобализации. Возникновения подобной тенденции чрезвычайно опасаются протагонисты ТТИП и ТТП как в США, так и в ЕС.

— Наконец, описанное развитие МРТС (ТТП, ТТИП, РВЭП) несомненно затрагивает интересы России. Представляется, что в этом плане следует избегать поспешной реакции конфронтационног о характера. Целесообразно предпринять глубокое изучение ТТП и ТТИП с целью определения наиболее приемлемого для российской экономики варианта возможного взаимодействия с каждым партнерством.

Россия в ВТО – 5 лет: опыт, проблемы и перспективы

Пять лет России в ВТО

Елена Шапиро: в ВТО мы учимся спорить в правовом поле

Заказать заключение по интересующему вас вопросу
Загрузка комментариев...