Сеул поможет Узбекистану вступить в ВТО

Южная Корея начинает осваивать Центральную Азию.

Президенты Республики Корея Мун Чже Ин и Узбекистана Шавкат Мирзиёев по итогам переговоров в Сеуле подписали совместное заявление о всестороннем углублении отношений стратегического партнерства и 75 документов на сумму 9 млрд долл. Сеул намерен расширить свое присутствие в регионе в целом.

Государственный визит президента Шавката Мирзиёева в Южную Корею выглядит более чем скромным на фоне визитов в Россию – подписаны соглашения на 15,5 млрд долл. – и Китай – 22 млрд долл. Но, как отмечают эксперты, здесь как раз важно качество договоров и инвестиций. «В торгово-экономических отношениях Узбекистана и Южной Кореи мало красивых слов и шаманских заклинаний о дружбе. Но есть и прагматичное доверие и умение работать вместе. А это дорогого стоит», – считает заместитель директора по геокультуре и геоэкономике Средней и Центральной Азии Центра традиционных культур Бахтиёр Эргашев. По его словам, Ташкент еще в начале 90-х годов сделал ставку на Сеул как на перспективного экономического партнера. «И даже сейчас, не имея экономической мощи Китая, военно-политического веса России, Южная Корея в спокойном, без надрывов и ненужных эмоций, в давно освоенном деловом стиле продолжает работу. Наше сотрудничество – это не только автозавод в Асаке. Корейцы работают в текстильной отрасли, корейские компании строят дороги, Korean Аir – главный партнер транспортно-логистического хаба в Навои, ведется строительство Устюртского газохимического комплекса и сотни других проектов», – отметил экономист.

Стоит вспомнить, что именно Южная Корея сыграла не последнюю роль в примирении Узбекистана с США, который нуждался в транзитной базе для переброски своих грузов в Афганистан, после того как была закрыта американская авиабаза в аэропорту Манас в Киргизии. Об этом в своих мемуарах написал экс-президент Южной Кореи Ли Мен Бак, возглавлявший страну с 2008 по 2013 год. Представители Госдепа попросили Ли Мен Бака выступить в качестве посредника в переговорах с Исламом Каримовым для нормализации ухудшившихся после 2005 года отношений. «Я долго убеждал Каримова в том, что, несмотря на некоторые неприятные моменты прошлого, ради безопасности и экономики Узбекистана ему необходимо возобновить диалог с США. Мы долго об этом говорили. Когда я уже улетал из Узбекистана, Каримов, пожимая мне руку, пообещал, что будет сотрудничать с Вашингтоном. После этого многие сложные проблемы между США и Узбекистаном были разрешены, а затем Узбекистан посетила и глава Госдепа Хиллари Клинтон», – сказано в мемуарах Ли Мен Бака «Время президента – 2008–2013».

Нынешний президент Мун Чжэ Ин назвал вчера на переговорах с узбекским коллегой Узбекистан центром новой внешней политики Кореи в отношении евразийских стран. «В рамках новой политики Узбекистана Южная Корея планирует создать комитет экономического сотрудничества для партнерства с евразийскими странами, осуществлять совместные проекты в различных секторах, в том числе в экономическом, транспортном и энергетическом. В центре этого плана – Узбекистан, который является ключевым государством в Центральной Азии», – заявил Мун Чжэ Ин.

По словам эксперта Центра исследований проблем ближнего зарубежья сектора Центральной Азии Российского института стратегических исследований Ивана Ипполитова, Южная Корея достаточно давно присутствует в Центральной Азии, причем в тех странах, где есть привлекательные природные ресурсы. «Сеул намерен использовать Узбекистан для расширения сотрудничества в регионе. Южная Корея – одна из самых зависимых от экспорта энергоресурсов стран мира. В Узбекистане ее интересуют редкоземельные металлы. У южнокорейцев есть одна сильная сторона в политическом стиле: они демонстрируют неполитизированность. Например, глядя на действия Японии в регионе, эксперты оценивают, как это будет связано с Китаем. У южнокорейцев таких прямых ассоциаций нет. Поэтому они радушно принимаются в регионе. Хотя понятно, что Южная Корея – стратегический союзник США», – сказал «НГ» Иван Ипполитов.

Напомним, что между Узбекистаном и Южной Кореей с 1992 года действует режим наибольшего благоприятствования в области торговли. По итогам января–октября 2017 года товарооборот между странами вырос в 1,3 раза – до 1,1 млрд долл. Объем корейских инвестиций в экономику Узбекистана превышает 7 млрд долл. В республике действует 461 предприятие с участием корейского капитала и представительства более 80 компании этой страны. В Узбекистане – самая крупная из всех бывших стран СССР диаспора этнических корейцев, которая насчитывает около 180 тыс. человек. С 1992 года в Ташкенте действует Корейский центр образования. Корейский язык изучается в 13 вузах, 28 школах и лицеях Узбекистана. В ряде высших учебных заведений открыты центры корейского языка и культуры. Корея также является одним из трех основных направлений трудовой миграции из Узбекистана – после России и Казахстана. Поток мигрантов будет увеличиваться по мере изучения гражданами республики корейского языка и получения разрешения на работу в Корее. Для этих целей в Узбекистане откроется подготовительный Центр обучения. Соответствующее соглашение было подписано в Сеуле в рамках визита узбекского президента в Южную Корею.

Кроме того, стороны договорились о том, что Корея наладит выпуск автомобилей Hyundai в Узбекистане, но не легковых, что уже вызвало разочарование автолюбителей. Корейские компании займутся разработкой месторождений золота в Узбекистане и других полезных ископаемых, модернизируют узбекскую энергосистему, помогут Ташкенту вступить в ВТО и создать совместную зону свободной торговли. Среди особо значимых документов соглашения в сфере энергетики и нефтегазохимии – на 2,95 млрд долл., в банковско-финансовой сфере – на 2,7 млрд долл., в строительстве и развитии инфраструктуры – на 1,7 млрд долл. Узбекистан будет поставлять уран, плодоовощную продукцию, текстиль, кожаные изделия, медь и др.

Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев сказал «НГ», что визит Шавката Мирзиёева в Сеул нужно рассматривать как подтверждение одного из важных трендов внешнеполитической концепции Узбекистана, сформулированной и во многом реализовавшейся еще в период президентства Ислама Каримова. «Это максимальная диверсификация внешнеэкономической деятельности, исключающая доминирование только традиционных для постсоветских стран партнеров: России, Китая, Турции… Для Узбекистана Южная Корея, Сингапур или Малайзия давно уже стали традиционными партнерами. Достаточно вспомнить, что и у истоков узбекистанского автопрома во второй половине 1990-х стояла южнокорейская Daewoo. В какой-то мере южнокорейское направление подкрепляется наличием в Узбекистане, в том числе в бизнес-среде, сильной корейской диаспоры. Но главное в общей установке – недопущение зависимости от узкого круга внешних инвесторов или технологических партнеров», – отметил Князев.

Источник: http://www.ng.ru/cis/2017-11-24/5_7122_uzbekistan.html

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет