EU – Poultry Meat (China): переговоры о пересмотре перечня тарифных уступок по товарам

EU – Poultry Meat (China): переговоры о пересмотре перечня тарифных уступок по товарам

Автор: А.В. Петренко,

Эксперт Центра экспертизы ВТО

Международное торговое право отличает то, что большинство договоренностей между государствами достигается в ходе переговоров за закрытыми дверями. Пересмотр тарифных ставок стран-членов ВТО не является исключением. Напротив, ГАТТ 1994 отдельно говорит о необходимости соблюдать наибольшую возможную секретность в случае проведения таких переговоров[1]. Однако не все страны вправе принимать участие в таких переговорах в соответствии со ст. XXVIII ГАТТ 1994. К числу приглашенных на переговоры стран относят две категории участников ВТО: страны, с кем соответствующая договоренность об уступке была изначально достигнута (при вступлении в организацию, например) и те государства, которые были признаны основными заинтересованными поставщиками («a party … hav[ing] a principal supplying interest»). При этом второй статус не предоставляется автоматически. Очевидно, что не допущенные таким образом страны лишаются возможности повлиять на ход переговоров и в итоге получить желанную уступку. Такого рода сюжет и стал основой для спора в деле EU – Poultry Meat (China) (DS492), где ЕС не допустил Китай к переговорам об изменении своих тарифных уступок в отношении отдельных видов продукции птицеводства.

  1. Основные факты спора

ЕС пожелал пересмотреть свои тарифные ставки по птицепродуктам. Для этих целей он пригласил на переговоры Бразилию и Таиланд – страны, которые ЕС признал основными заинтересованными поставщиками по смыслу ст. XXVIII:1 ГАТТ 1994. Этот статус за ними был признан на основе данных по ввозу товара в трехлетний период, предшествующий началу переговоров в каждом из двух этапов обсуждения повестки дня (2006 г. и 2009-2011 гг. с расширением списка товаров на обсуждении). В то же самое время в ЕС действовали ограничительные санитарные и фитосанитарные меры в отношении продукции птицеводства из Китая. Из-за малого объема поставок на тот момент ЕС не признал Китай в качестве обязательного партнера по переговорам. По итогам переговоров ЕС были приняты тарифные квоты, которые не учитывали интересы Китая.

  1. Существует ли обязательство обсуждать пересмотр уступок со страной, чей импорт не выходит на прежний высокий уровень из-за ограничительных мер?

На первый взгляд, ГАТТ 1994 содержит достаточно ясные правила для определения, какая страна подпадает под категорию «основного заинтересованного поставщика». В соответствии с пояснительным замечанием к ст. XXVIII:1 ГАТТ 1994 право на такой статус есть у страны, чьи товары занимают значительную долю рынка. Например, ЕС определил такую долю рынка в объеме 10% и больше, а Китай не оспаривал эту цифру как таковую. Если в отношении ввоза товаров действуют дискриминационные количественные ограничения, то принимается во внимание та доля рынка, которая могла бы быть занята в их отсутствие.

Долгое время Китай не импортировал продукцию птицеводства в ЕС в значительных количествах из-за санитарных и фитосанитарных мер, действовавших в отношении его товаров с 2003 по 2008 гг. Птицепродукты из Бразилии и Таиланда, напротив, не встречали на своем пути таких торговых барьеров, поэтому количественные ограничения на ввоз в отношении китайской продукции могли потенциально дать повод для признания их дискриминационными. Таким образом, верное понимание дискриминации как правовой категории и стало камнем преткновения в этом споре. Отталкиваясь от сказанного Апелляционным органом в деле Canada – Wheat Exports and Grain Imports (DS276)[2], третейская группа указала на исходную проблему в решении этого вопроса. Неясно: любые ли различия в обращении могут стать дискриминацией или только те, которые не противоречат праву ВТО. Третейская группа посчитала, что в обоих случаях наличие дискриминации зависит от определения, находятся ли товары или иные категории для сравнения в одном положении («are similarly placed»).

По этой причине поставленный вопрос в итоге сводился к сравнению товаров из Бразилии и Таиланда, с одной стороны, и продукции из Китая, с другой. В отношении последней ЕС ввел ограничения на импорт с отсылкой к Соглашению по применению санитарных и фитосанитарных мер (Китай не оспаривал эти ограничения). Третейская группа напомнила, что Приложение А:1 к нему определяет такие меры непосредственно по тому, на предотвращение какого именно риска они направлены. Следовательно, если речь и идет о схожих товарах, они подвержены разному риску в своих странах и поэтому не могут быть признаны находящимися в одном положении. Поскольку количественных ограничений нет, которые могли бы быть дискриминационными, ЕС не нарушил ст. XXVIII ГАТТ 1994, когда не признал за Китаем статуса основного заинтересованного поставщика.

  1. Есть ли обязательство регулярно пересматривать решение по доступу стран к переговорам?

Вторая фаза переговоров шла достаточно долго (2009-2011 гг.) и была начата немедленно после отмены запрета на ввоз. Однако статистические данные за более поздний период – после возвращения китайского товара на рынок ЕС – не были учтены. Здесь важно иметь в виду, что речь идет о существенной доле рынка, занимаемой Китаем: с 1996 по 2015 гг. доля его товаров в импорте в страны ЕС составляла примерно половину от всех птицепродуктов. По этой причине Китай заявил о том, что ЕС обязан был пересмотреть свое решение об его устранении из переговоров.

Третейская группа не нашла подтверждения существования обязательства о пересмотре в ходе системного толкования ст. XXVIII ГАТТ 1994, где важно достигнуть баланс между двумя важнейшими целями этого положения. С одной стороны, каждая заинтересованная страна должна иметь право представлять свои интересы, когда речь заходит о пересмотре тарифных уступок других членов ВТО. С другой стороны, переговоры о пересмотре уступок не следует необоснованно осложнять. Если бы существовало обязательство постоянно проверять, верно ли решение о включении тех или иных стран в список приглашенных на переговоры, это привело бы к перевесу в балансе между двумя целями, ведь желание избежать излишней непрактичности таких переговоров не было бы выполнено.

  1. Являются ли ограничительные меры специальным фактором, имеющим значение для ведения переговоров о пересмотре уступок?

Помимо ст. XXVIII ГАТТ 1994, из спора следует, что результаты переговоров также следует проверять и на общее соответствие праву ВТО. Так как тарифные ставки в результате переговоров между ЕС и Бразилией с Таиландом были заменены на тарифные квоты (а это – количественные ограничения импорта), в споре был поднят вопрос о нарушении ст. XIII ГАТТ 1994 о недискриминационном применении таких торговых барьеров. По мнению Китая, ЕС неверно определил итоговый размер квот и их доли между странами, поскольку не учел существование особых факторов в отношении Китая.

Логика рассмотрения этого аргумента схожа с анализом доводов по ст. XVIII ГАТТ 1994. В обоих случаях при введении новых ограничений страны должны учитывать интересы отдельных членов ВТО из-за того, что последние имеют особый интерес во взаимной торговле. Несмотря на эту схожесть, третейская группа несколько иначе истолковала применимое право в контексте спора. Так, в соответствии со ст. XIII:2(d) ГАТТ 1994 у участников ВТО есть обязательство при применении тарифных квот распределять их таким образом, чтобы были учтены доли участия в торговле, как если бы не было такого рода торговых ограничений. В своем решении они должны учесть «любые особые факторы», которые затрагивают торговлю.

Получается, третейская группа в своем анализе не была связана более строгой правовой категорией – дискриминацией, как в случае с пояснительным замечанием к ст. XVIII:1 ГАТТ 1994 – и поэтому ей легче было прийти к благоприятному для Китая выводу. В отношении второй фазы переговоров ЕС не учитывал данные по торговле за период времени после начала переговоров (2008 г.). Он не принял во внимание то, что после отмены ограничительных мер в отношении ввоза птицепродуктов из Китая в 2008 г. объемы ввозимой продукции с его стороны значительно возросли. Поскольку у ЕС было обязательство обратить на это внимание, третейская группа признала нарушение ст. XIII:2(d) ГАТТ 1994 в отношении ряда импортных продуктов.

  1. Заключение

Доклад третейской группы по спору EU – Poultry Meat (China) был принят 19 апреля 2017 г. Это решение – отличное пособие для изучения и понимания природы правового режима ВТО, поскольку пересмотр тарифных уступок прекрасно иллюстрирует присущий этой организации переход двусторонних обязательств в многосторонние отношения между участниками. К тому же правильное толкование ст. XXVIII ГАТТ 1994 поможет другим странам избежать ошибок, если они пожелают пересмотреть свои перечни тарифных уступок. При этом не важно, какие причины привели к такой необходимости, будь это выход страны из таможенного союза, который является членом ВТО (например, Брексит) или общее желание получить более выгодные уступки, как в случае с Украиной, уже выходившей с предложением пересмотреть перечень из 371 товарной позиции[3].

Ввиду важности указанного решения для других стран интересен тот факт, что Китай не подал апелляцию на этот доклад третейской группы, чтобы получить дальнейшие разъяснения о верном понимании ст. XXVIII ГАТТ 1994. Хотя его действия можно понять: иногда лучше остановиться посередине дороги, если опасаешься того, что может ждать тебя в конце.

[1] Ad Note to Article XXVIII GATT 1994.

[2] Appellate Body Report, Canada – Measures Relating to Exports of Wheat and Treatment of Imported Grain, WT/DS276/AB/R, adopted 27 September 2004, DSR 2004:VI, 2739, para. 87.

[3] goo.gl/lrT3t9

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет