Brexit наступает завтра

Британский парламент завершает рассмотрение билля о выходе из ЕС — ключевого законодательного акта о разрыве Королевства с континентальными странами Западной Европы. Заручившись поддержкой народных избранников, Лондон уже на этой неделе может воспользоваться статьей 50 Лиссабонского договора — и запустить Brexit. На фоне решающего голосования о своем несогласии вновь заявляют в Шотландии. Премьер автономной республики Никола Стерджен намерена потребовать нового референдума о независимости.

Brexit не терпит

Соглашение, заменяющее Европейскому союзу конституцию, — Лиссабонский договор — предполагает, что на выход из объединения каждой стране-участнице отводится два года. За это время Великобритании и ЕС предстоит урегулировать такие вопросы, как обустройство сухопутной границы с Ирландией, перенос европейских учреждений на континент и пенсионные отчисления за работу европейских госслужащих, что в совокупности предполагает затраты на 50 миллиардов фунтов стерлингов. Лондон создал особое министерство по делам Brexit и открыл переговоры, но заметных успехов не добился. Аналитики пессимистичны: вопреки букве закона, «торговаться» европейцы и британцы могут пять и даже десять лет — до 2027 года.

Официально до 2019 года Соединенное Королевство продолжит считаться частью ЕС. Однако на саммитах объединения британцев больше не ждут: в апреле этого года должна будет состояться встреча в верхах без них. По ее итогам Европейская комиссия опубликует документ о ключевых направлениях переговоров. Великобритания тем временем должна будет до осени решить судьбу европейских законов, которые может интегрировать в свою ставшую независимой правовую систему.

Наряду с этим продолжится обсуждение торгового соглашения между Лондоном и Брюсселем. Исход переговоров по этому вопросу позволит определить, пойдет ли речь о «жестком» или «мягком» выходе. В Лондоне надеются сохранить доступ к общеевропейскому рынку, условием чего в ЕС называют право на свободное перемещение человеческих ресурсов. Однако именно чтобы избежать наплыва мигрантов из Восточной Европы, британцы и проголосовали за выход.

Шотландия против

Впрочем, определенно против членства в ЕС на референдуме в июне 2016 года выступила лишь английская часть Великобритании (с изъятием Лондона). На севере страны, в Шотландии итог оказался прямо противоположным: 62% за, 38% — против. Премьер автономной республики Никола Стерджен считает такое расхождение результатов, а также возможность «жесткого Brexit’а» удачным поводом, чтобы поставить вопрос о независимости. «Я представлю на выбор неблагоприятный Brexit и самостоятельность страны с сохранением ее в составе ЕС», — заявляет политик. Сразу же после референдума прошлого года Стерджен уже побывала в Брюсселе, где встретилась с председателем Европарламента, но в Лондоне тогда объявили, что никакого референдума о шотландской независимости не будет.

С точки зрения самих шотландцев, это означало лишь, что следует запастись терпением. По мере того, как становилось известно, что детали выхода из ЕС согласовываются с трудом, вероятность «жесткого» выхода стала повышаться. В марте министр иностранных дел Борис Джонсон заявил, что «покинуть Евросоюз, не заключив торгового договора, — это не проблема». На практике подобный поворот событий будет означать, что отношения между Лондоном и ЕС станут регулироваться нормами ВТО. В Шотландии готовятся мобилизовать своих избирателей, чтобы не допустить подобного понижения уровня экономических отношений.

И все же против потенциальной независимости Шотландии имеется весомый аргумент: в 2014 году референдум о государственной самостоятельности в ней уже проводился. Никола Стерджен настаивает, чтобы повторный состоялся между осенью 2018-го и весной 2019-го — дабы уложиться во временную сетку Brexit’а. Это значит организовать волеизъявление спустя четыре года после уже имевшего место. Голосовать на референдумах о независимости «до победного» в Лондоне считают абсурдным.

Ведет ли Brexit к катастрофе?

Не будет преувеличением сказать, что большая часть британской прессы — как до референдума, так и после него — рассматривает выход из ЕС в качестве разновидности катастрофы. Пессимистические прогнозы не перестают поступать по сей день: так, в редакционной статье о готовящемся принятии билля издание The Guardian допускает падение Великобритании на дно «Большой двадцатки» — ниже не только России, но и таких стран, как Южная Африка или Бразилия. Однако экономические показатели Соединенного Королевства в первые восемь месяцев после исторического решения остаются непоколебимыми. Более того, британский экономический рост удивляет специалистов.

Отсутствием серьезных внутренних проблем, вероятно, объясняется то, что противодействие Brexit’у ведется вяло и нерешительно — не в пример конфликту президента Трампа с американским истеблишментом. По сути дела, Brexit получает статус общепризнанного факта, не споря с которым, Великобритания продолжает свое движение вперед.

Источник: https://ria.ru/world/20170314/1489909560.html

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет