Свободная торговля: хорошо это или плохо

Великобритания покидает Европейский союз и единый рынок, несмотря на то, что в своей речи на этой неделе премьер-министр Великобритании Тереза ​​Мэй пообещала настаивать на «самой свободной, какая только возможна, торговле» с европейскими странами и подписать новые соглашения с другими народами по всему миру.

Наиболее очевидно Дональд Трамп поднимет вопрос о возможности выхода из различных торговых соглашений, в частности, из NAFTA, Североамериканского соглашения о свободной торговле с Мексикой и Канадой. Даже Всемирная торговая организация (ВТО) предложила создать новые законодательные препятствия для импорта.

В Европе торговые переговоры с Соединенными Штатами и Канадой столкнулись с трудностями, отражающими обеспокоенность общественности по поводу влияния соглашений на число рабочих мест, охрану окружающей среды и защиту прав потребителей.

Раунд глобальных переговоров ВТО в Дохе по либерализации торговли также не увенчался успехом.

Торговля без правительственных ограничений имеет долгую историю в экономике.

«Сравнительное преимущество»

Шотландский экономист 18-го века Адам Смит, которого многие считают родоначальником данной теории, выступал за свободную торговлю. Но только живший позднее британский писатель Дэвид Рикардо в 19-м веке изложил идею, известную как сравнительное преимущество, которая лежит в основе большей части аргументов в пользу свободной торговли.

Речь можно вести даже не о странах, которые могут производить товары дешевле или эффективнее, чем другие. Вы можете иметь сравнительное преимущество, производя что-то, даже если вы менее эффективны, чем ваш торговый партнер.

Когда страна сосредотачивает ресурсы для того, чтобы произвести больший объем какого-либо одного товара, возникает то, что экономисты называют «издержками неиспользованных возможностей», если принять во внимание, насколько меньше иного продукта теперь вы сможете произвести. Но вы получаете «сравнительное преимущество» в создании продукта, если затраты на него в этом смысле меньше, чем в другой стране.

Если две страны торгуют на данной основе, сосредотачиваясь на выпуске тех товаров, где они имеют сравнительное преимущество, обе страны в конечном итоге могут стать зажиточнее.

Еще одна причина, почему экономисты склонны смотреть отрицательно на торговые ограничения исходит из анализа влияния, когда правительства ставит ограничения на импорт специальными тарифами или налогами.

Есть, конечно, и положительные стороны. Фирмы и работники, находящиеся под защитой, могут продавать больше своих товаров на внутреннем рынке. Но в проигрыше оказываются потребители, которые платят более высокую цену, и потребителем в данном случае может оказаться бизнес, когда защищенные товары закупаются в качестве компонентов или сырья.

Как избежать протекционизма

Анализ учебников по данной теме говорит, что потери в целом получаются больше, чем общая прибыль. Таким образом, с точки зрения классических учебников, защиты лучше избежать. И этот вывод получается независимо от того, что происходит в других странах. Французский экономист 19 века Фредерик Бастиа установил это следующим образом:

«Не имеет смысла вести протекционистскую политику, потому что у других стран найдутся какие угодно необходимые тарифы, чтобы было чем блокировать наши порты, потому что у других стран есть свои, так сказать, скалистые берега.»

Смысл заключается в том, что выгодна односторонняя либерализация торговли.

Более поздняя теория о том, что является движущей силой международной торговли, рассматривает понятие «экономия от масштаба производства», что значит, чем больше фирма производит некоторого товара, тем ниже стоимость отдельной единицы. Ассоциированные специализации могут оказаться выгодным делом для экономик разных стран, что в противном случае очень похоже на торговлю друг с другом. Этот область известна как новая теории торговли и лауреат Нобелевской премии Пол Кругман был важной фигурой в ее разработке.

Послевоенная торговля

Основная идея о том, что хорошо иметь более свободную торговлю, стала движущей силой десятилетия международного сотрудничества в области торговой политики после второй мировой войны. Период с 1945 года характеризуется постепенным понижением торговых барьеров. Это произошло в рамках Генерального соглашения по тарифам и торговле, которое было заключено в 1948 году в качестве пространства для обсуждения правительствами условий снижения тарифов.

Состав участников данного соглашения первоначально был небольшой, но к тому времени, когда он был заменен на Всемирную торговую организацию в 1995 году, большинство стран мира в него вошли. Мотивация заключалась в необходимости прекратить или уменьшить протекционизм и убрать барьеры в торговле, которые были созданы в 1930х годах. Как правило, обычно не считается, что эти барьеры вызвали Великую депрессию, но многие экономисты полагают, что именно они усугубили и продолжили ее.

Процесс послевоенной либерализации торговли был обусловлен во многом стремлением к взаимным уступкам – был предоставлен более широкий доступ к рынкам других стран в обмен на открытие своего собственного. Но каковы же аргументы противников свободной или, по крайней мере, несколько либерализированной торговли? Прежде всего, это довод о том, что в результате появляются проигравшие и победители.

Теория Рикардо предположила, что все страны, участвующие в торговле могут стать более зажиточными. Но его идея не может решить вопрос о том, может ли торговля создать проигравших, а также победителей внутри самих стран.

Работа двух шведских лауреатов Нобелевской премии Эли Хекшера и Бертил Олин, впоследствии развитая американцем Полом Самуэльсоном, далее разработала основную идею сравнительного преимущества, показав, что торговля может привести к проигрышу некоторых групп участников.

Вкратце, если страна имеет что-то в относительном избытке, например, низкоквалифицированную рабочую силу, эти работники получат выгоду, в то время как их низкоквалифицированные коллеги в тех странах, где их меньше, останутся в проигрыше.

Были дебаты о том, соответствует ли этот подход фактическим статистическим данным, но некоторые рассматривают эти сведения как полезное объяснение тому, почему на американских промышленных рабочих (к примеру) так отрицательно воздействовал рост конкуренции со стороны таких стран, как Китай.

Группа экономистов, включая Дэвида Аутора из Массачусетского технологического института, рассматривали воздействие на те области, где местная промышленность подвергалась явлению, которое они называют «Китайский шок».

«Корректировка на местных рынках труда происходит удивительно медленно, с уровнями  заработной платы и уровнем участия рабочей силы остающимися  в депрессии и уровнем безработицы остающимся высоким в течение, по крайней мере, целого десятилетия после того, как Китай принял шоковые правила.

«Подвергнувшиеся испытаниям работники получают повышенное давление из-за объема работы и постоянно пониженный доход».

Компенсируя, проигравшим

Тем не менее, если вы согласны, что в целом страны в результате свободной торговли приобретают прибыль, то победители в принципе могут полностью выплатить компенсацию проигравшим и при этом все еще иметь улучшение общего уровня своей собственной зажиточности.

Такие программы существуют. Страны, имеющие пособия по безработице оказывают помощь людям, которые потеряли свои рабочие места. Некоторые из этих людей, конечно, страдают от конкуренции из-за рубежа.

У Соединенных Штатов есть программа, специально ориентированная на людей, потерявших работу в результате импорта, она называется Trade Adjustment Assistance (Федеральная программа «Помощь в отраслевой адаптации»). Но достаточно ли этого? Лоуренс Мишел из Института экономической политики, мозгового центра в Вашингтоне, пишет: «Победители никогда не пытались полностью компенсировать проигравшим, поэтому давайте прекратим утверждать, что торговля приносит пользу всем нам.»

В любом случае, неясно, выровняет ли компенсация ситуацию. Как отметил Марк Карни, управляющий Банка Англии, участники могут потерять свои рабочие места, а также само по себе «достоинство от наличия работы».

Он старается поддерживать идею открытых рынков для торговли, но признает необходимость сделать что-то в отношении того, что можно назвать побочными эффектами.

Возвращаясь к недавним политическим событиям, надо сказать, что Дональд Трамп явно получал поддержку со стороны многих рабочих в тех районах США, где промышленность пошла на спад.

Мы пока не знаем, как он будет решать эти вопросы, когда займет место в Белом доме.

Возможно, его угрозы ввести новые тарифы — не что иное, как просто угрозы. Но послевоенная тенденция к дальнейшей либерализации международной торговли сегодня выглядит более неопределенно, чем это было на протяжении многих лет.

Источник:http://rosinvest.com/page/svobodnaja-torgovlja-horosho-eto-ili-ploho

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет