Атака стального дракона

США и ЕС отказались предоставить статус страны с рыночной экономикой. Основная причина – стремление защитить свои рынки от дешевой стальной продукции. Стальное лобби в западных странах обвиняет китайских поставщиков в субсидированном экспорте, и сейчас правительства поддерживают своих производителей введением высоких компенсационных пошлин против китайской стали. Если же экономика Китая будет признана рыночной, максимально допустимый размер этих пошлин ощутимо уменьшится. В этой ситуации китайские лидеры перенесли спор в ВТО и угрожают оппонентам торговой войной, которая чревата серьезным ущербом для обеих сторон.

Тонкости формулировки

Резкое торможение подъема китайской экономики привело к масштабному перепроизводству во многих отраслях: в былые времена стремительный рост потребления стимулировал опережающие темпы расширения мощностей, а теперь, когда повышение спроса изрядно замедлилось, обнаружился их огромный избыток. В борьбе за выживание китайские производители активно экспортируют продукцию, не востребованную на внутреннем рынке. В первую очередь западные страны обеспокоены ростом китайского экспорта стали, для которого правительство обеспечивает режим благоприятствования. Разумеется, индустриальные страны стремятся защитить свои рынки, при этом в качестве основного инструмента используются антидемпинговые и компенсационные пошлины. Поэтому США, ЕС, Япония, Канада, Мексика и многие другие члены ВТО отказались предоставить Китаю статус страны с рыночной экономикой.

Дело в том, что если страна-экспортер не имеет такого статуса, другие члены ВТО имеют право вводить против нее специальные антидемпинговые тарифы, которые могут в разы превышать пошлины против стран, имеющих данный статус. Что, собственно, и происходило до сих пор с поставками из Китая. Дело в том, что договор о присоединении к ВТО ограничивает страну в возможностях правительственной поддержки государственных предприятий и крупного бизнеса, включая дешевые кредиты и налоговые льготы. В Китае же, на момент присоединения страны к ВТО, такого рода скрытое субсидирование носило системный характер. Из этих соображений в договор Китая с ВТО, подписанном 11 декабря 2001 года, включена статья №15 о специальном регулировании, в которой указано, что в течение 15 лет КНР не будет предоставлен статус страны с рыночной экономикой.

Эти 15 лет истекли 11 декабря 2016 года, но вопрос о статусе китайской экономики пока остается открытым, поскольку мнения сторон разошлись. Китайцы полагают, что этот статус должен быть предоставлен автоматически, но западные оппоненты придерживаются противоположного мнения. С их точки зрения, Китай и сейчас, через 15 лет, не представляет собой страну с рыночной экономикой в части субсидий и демпинга. Они указывают, что против Китая было возбуждено больше антидемпинговых дел, чем против всех остальных стран мира вместе взятых. При этом новый президент США Дональд Трамп открыто заявляет (как и во времена предвыборной кампании), что для защиты американских производителей необходимо ввести пошлины на весь импорт из Китая в размере 45%. Похоже, он намеревается начать масштабную экономическую войну с Поднебесной.

Серьезные проблемы есть у Китая и с Евросоюзом. Из 68 антидемпинговых пошлин, действующих в настоящее время в ЕС, 51 (в размере 65% и выше) направлена против ряда китайских товаров – от стали до солнечных батарей. Правда, единого мнения по Китаю в ЕС пока нет: Еврокомиссия склонна предоставить этой стране долгожданный «рыночный статус», а Европарламент – категорически против. Германия, которая экспортирует в Китай изрядное количество автомобилей, но может лишиться такой возможности в случае встречных санкций, выступает «за», но с оговорками. Испания и Италия – категорически «против».

Важную роль в решениях по Китаю играет Eurofer. Ассоциация развернула масштабную кампанию против предоставления Китаю этого статуса. В Eurofer утверждают, что за последние полтора года импорт китайского проката в ЕС увеличился вдвое, при этом, начиная с 2008 года, сталелитейная промышленность региона сократила 85 тыс. рабочих мест (более 20%). Более того, Eurofer оценила перспективы по всем отраслям европейской экономики и представила доклад с соответствующими оценками, в котором говорится: «Из-за расширения поставок китайских товаров после декабря 2016 года Евросоюз может потерять до 3,5 млн рабочих мест в 25 отраслях промышленности».

В принципе, Eurofer готова согласиться на предоставление Китаю статуса страны с рыночной экономикой, но только при условии, что КНР возьмет на себя обязательства по радикальному сокращению избыточных сталелитейных мощностей. Правда, объем такого сокращения, который устроил бы Eurofer, вряд ли сочтут приемлемым в самом Китае.

Со своей стороны, власти США сформулировали шесть признаков, по которым можно различать рыночную и нерыночную экономики: степень конвертируемости национальной валюты в валюту других стран; степень свободы в переговорах о зарплате между работниками и менеджерами; широта доступа в страну для совместных предприятий и инвестиций из других государств; степень правительственного контроля или государственной собственности на средства производства; степень правительственного контроля над распределением ресурсов, ценами и производственной деятельностью предприятий. Плюс, разумеется, другие значимые факторы.

Камень преткновения

В отношении избытка сталелитейных мощностей, китайские лидеры полагают, что уже запланированных мер вполне достаточно. Да и отказываться от поддержки своей сталелитейной промышленности они, похоже, не собираются. Тем не менее перепроизводство остается главной проблемой в процессе переориентации китайской экономики с инвестиционно-экспортного направления на подъем, основанный на потребительском спросе. Усилия правительства в сфере сокращения избытка мощностей пока имеют ограниченный успех.

В 2015 году национальный выпуск стали уменьшился впервые после 1981-го, но всего на 2,3%. В том же году совокупный доход членов CISA сократился на 19%, до 2,89 трлн юаней (392 млрд евро), а чистый убыток составил 64,5 млрд юаней (8,7 млрд евро). В первом квартале 2016 года спрос на внутреннем рынке и прибыли предприятий повысились, благодаря правительственному стимулированию экономики, но подъем оказался недолгим: в июне он сменился спадом, и ожидается, что годовое падение спроса составит 4% в 2016-м и 3% в 2017 году. Ожидается, что рыночная ситуация продолжит ухудшаться, а рост ВВП замедлится от 6,9% в 2015-м до 6,5 в 2016-м и 6,3 в 2017 году.

Правительство продолжает продвигаться к намеченной цели – сосредоточить 60% национального выпуска под управлением 10 крупнейших компаний, но успехи в этом направлении весьма ограничены – региональные власти имеют мощную мотивацию сохранять статус-кво и поддерживать местное производство, чтобы сохранять рабочие места и поступления в бюджет. Тем не менее определенные рычаги давления у правительства имеются, и оно начинает использовать их более активно. Поэтому мелкие и неэффективные производства постепенно закрываются, правительство обязало местные власти осуществлять жесткий контроль над добавлением любых новых мощностей и объявило, что нарушители этих правил подвергнутся жестким санкциям. В результате, к концу октября 2016-го был досрочно выполнен годовой план по сокращению объемов производства на 45 млн тонн, а в целом за пять лет были закрыты заводы суммарной мощностью 90 млн тонн. Правда, остается проблема появления новых нелегальных предприятий, которые возникают при очередных скачках цен. Однако Госсовет принял решение о создании специальных команд по расследованию возможных случаев мошенничества в этой сфере и нелегального производства в сталелитейной и угольной отраслях, чтобы обеспечить неукоснительное выполнение поставленных задач по сокращению объемов производства.

Кроме того, обостряются проблемы трудоустройства работников, уволенных с остановленных заводов. Все же эта проблема постепенно решается. В мае 2016 года Министерство финансов ассигновало 100 млрд юаней (14, 5 млрд долл.) для поддержки сталелитейных и угольных компаний в сфере трудоустройства уволенных рабочих. Теперь же правительство потребовало, чтобы региональные власти тоже оказывали финансовую поддержку таким предприятиям и создавали новые рабочие места. Пятилетним планом 2016-2020 годов предусмотрено закрытие 100-150 млн тонн сталелитейных мощностей. Правительство объявило о решении запретить строительство новых сталелитейных заводов и распорядилось прекратить любые инвестиции, которые приведут к увеличению сталелитейных мощностей.

Решительные действия правительство намеревается предпринять и во внешней политике. В ответ на отказ предоставить стране рыночный статус Китай возбудил иск в ВТО против методики определения цен, которую используют США и ЕС в антидемпинговых расследованиях. Причем, похоже, это только первый шаг в разворачивании торговой войны. Правда, угроза встречных санкций может успешно сыграть свою роль и склонить Запад к поискам компромисса.

Галина Резник

МинПром

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет