Решение о принятии «варианта ВТО» для Брексита будет непростым

Получение статуса независимого члена ВТО может вылиться в весьма длительный процесс

Сторонники и противники «Брексита», в основном, не согласны друг с другом, но в одном они сходятся: если Великобритания не добьется торгового соглашения с ЕС, ей придется прибегнуть к так называемому «варианту ВТО». Он подразумевает торговлю по правилам, установленным Всемирной торговой организацией. Сторонникам выхода страны из ЕС нравится этот вариант; противникам наоборот. Однако проблема в том, что «вариант ВТО» это не просто возврат к прошлому. Получение статуса независимого члена ВТО – мучительно сложный процесс.

Вообще, не совсем понятно, почему сторонникам «Брексита», чья кампания проходила под лозунгом «голосуй за выход, верни себе полный контроль», выступают за «вариант ВТО». ВТО международная организация в полном смысле слова, за бортом которой осталось лишь небольшое количество стран (хотя сторонники «Брексита» и дорожат суверенитетом, они не спешат составить компанию таким странам, как Туркменистан и Науру). Однако замена неизбираемых и никому не подотчетных бюрократов в Брюсселе на других, комфортно устроившихся в зеленом районе Женевы, сама по себе выглядит порочной идеей. Члены ВТО подчиняются действующей в ее рамках системе «разрешения споров», позволяющей другим странам применять санкции. Членство в ВТО представляется хорошим стимулом торговли. Большинство экономистов соглашаются с тем, что торговые показатели Великобритании ухудшатся, если страна покинет единый рынок. Но сторонники выхода утверждают, что, вырвавшись из «когтей» ЕС, страна станет «звездой» ВТО, заключая торговые соглашения по всему миру. Внушительный рост китайского экспорта после присоединения страны к ВТО в 2001 году может стать хорошим аргументом в пользу этих слов.

Однако есть одна заковыка. Великобритания уже является членом ВТО, но действует через ЕС. Чтобы стать полностью независимым членом, стране необходимо иметь свои собственные «списки» (schedules), то есть, перечни тарифов и квот, которыми она будет облагать продукты из других стран. Алан Уинтерс из Обсерватории по изучению торговой политики Сассекского Университета считает, что теоретически стране будет нетрудно разработать свои собственные перечни. Любые изменения в них потребуют согласия остальных членов. С другой стороны, используя простую процедуру «корректировки», правительство может удалить фразу «ЕU» (Европейский союз) наверху страницы и вставить вместо нее «UK» (Соединенное Королевство). Более серьезные изменения, в частности, повышение тарифов на ряд товаров, потребуют более значительных «модификаций» и обширных переговоров.

Поэтому наиболее простой выход для Великобритании – оставить свои перечни в неизменном виде в соответствии с требованиями ЕС, включая «единый внешний тариф», применяемый всеми членами ЕС в отношении импорта из третьих стран, на что на днях намекнуло правительство. Это помогло бы избежать пререканий на дипломатическом уровне. Однако повторное принятие обязательств в рамках ЕС совсем не похоже на «возврат полного контроля», и, кроме того, может привести к другим проблемам.

Торговые соглашения ВТО трактуют ЕС в его нынешнем состоянии, как единый экономический блок. Торговля товарами между 28 странами-членами относительно свободна. Мультинациональные корпорации, которым приходится часто перевозить составные части или детали из одного государства-члена в другое, создали соответствующие цепочки поставок. «Брексит» усложняет эту схему. Если бы Великобритания сохранила единый внешний тариф, то им также облагалась бы продукция компании, перевозящей детали своих продуктов между ЕС и Великобританией. Такая фирма могла бы понести издержки, связанные с уплатой тарифов, при каждом пересечении товарами границы. И страна-член ВТО могла бы поднять шум, если бы, скажем, один из ее автомобильных производителей с производственными мощностями в Великобритании и ЕС неожиданно столкнулся бы с ростом стоимости сборки автомобиля.

Другая проблема касается тарифных квот ВТО. Эти квоты предусматривают более низкие тарифы по ряду товаров. В ЕС применяется почти 100 таких тарифов. Питер Унгфакорн, бывший член Секретариата ВТО, упоминает «квоту Хилтон» (по названию отеля, в котором было заключено соглашение) в качестве примера того, каким несговорчивым может стать мир после «Брексита». Действующая официальная квота ЕС на импорт говядины составляет 40000 тонн, с которых, по его оценке, взимается импортная пошлина в размере 20%. Сверх квоты взимаемая пошлина намного выше. Великобритании и ЕС придется поделить эти 40000 тонн. ЕС мог бы принудить Великобританию взять на себя большую долю, чтобы успокоить европейских производителей говядины. Британские же фермеры взвоют, когда в страну хлынет поток дешевой говядины. Квоты, возможно, придется повысить, так как торговля между Великобританией и ЕС теперь подпадет под их действие. Поэтому тарифные квоты еще не раз напомнят о себе в 2017 году. По словам Луиса Гонсалеса Гарсии из юридической фирмы Matrix Chambers, они могут стать «камнем преткновения» в процессе возвращения Великобританией статуса независимого члена ВТО.

Наименьшее благоприятствование

ВТО будет даже способна направлять сам ход переговоров по вопросу «Брексита». В последние недели правительство страны стремилось добиться того, чтобы даже после «Брексита» крупные английские экспортеры были способны свободно торговать на едином рынке. Оно подняло вопрос о платежах в бюджет ЕС для гарантии предоставления доступа финансистам из лондонского Сити. Оно заверило автомобильную компанию Nissan в том, что она не проиграет в случае «Брексита». Оно упорно отказывалось озвучить условия указанной гарантии, которые, по слухам, подразумевали использование средств, отложенных на региональное развитие. Правила ВТО, однако, усложняют проведение подобных внутриотраслевых сделок. По словам г-на Унгфакорна, если бы Великобритания и ЕС согласились в двустороннем порядке не облагать тарифами автомобили, принцип наибольшего благоприятствования, применяемый в ВТО, принудил бы страну отменить тарифы в отношении и остальных стран. А ведь соглашения о свободной торговле распространяются не на один или два товара, а на «существенную часть торговли» между соответствующими странами. При этом направление денежных средств на стимулирование экспорта не приветствуется в Женеве.

Некоторые из указанных проблем вполне преодолимы. ВТО не состоит из одних бюрократов, как можно было бы подумать, считает г-н Уинтерс. Странам, находящимся на хорошем счету за рубежом, приходится немного легче. А пока что британские политики воюют также и на этом фронте. Министр иностранных дел Борис Джонсон разозлил своих коллег шутовскими комментариями. «Мы за вино, но ни в коем случае не против пасты», заявил он недавно в интервью газете The Sun, намекая на импорт продуктов из ЕС. Перед лицом суровой реальности «Брексита» г-ну Джонсону и его единомышленникам по вопросу выхода страны из ЕС торговые соглашения вряд ли покажутся особо аппетитными.

Перевод

Оригинал статьи на английском языке: http://www.economist.com/news/finance/21713818-becoming-independent-member-wto-could-be-difficult-process

 

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет