Рынки Индии и Ирана как перспективное направление в Азиатском регионе

Российский «разворот на Восток», связанный с введением западных санкций и переориентацией политической и деловой элиты на взаимодействие с рынками азиатских стран, активизировал работу не только на китайском направлении, но и с другими странами, входящими в регион Большой Евразии от Турции до Юго-Восточной Азии. Среди этих стран ярко выделяются два игрока, с которыми у России и других участников Евразийского экономического союза (ЕАЭС) традиционно были выстроены прочные (однако не всегда конструктивные) отношения, – Иран и Индия. Сейчас возникает резонный вопрос: какие реальные перспективы можно получить на этих рынках, воспользовавшись политической и экономической конъюнктурой?

Персидская нефть vs огурцы

Новость о снятии санкций с Ирана и его возвращении в мировую экономическую орбиту позитивно восприняли инвесторы и предприниматели по всему миру. Так, уже известно о планах китайских компаний по обновлению иранской нефтедобывающей инфраструктуры, индийских промышленников по строительству завода по переработке алюминия, продаже самолетов Boeing иранским авиаперевозчикам и другие проекты. Не остаются в стороне и российские игроки: сообщается о планах по строительству ТЭЦ в каспийском порту Бандар-Аббас российским «Технопромэкспортом» (дочерняя компания «Ростеха»), планируются совместные проекты с «Газпромом» и ЛУКОЙЛом в нефтегазовой сфере. Кроме того, в рамках Российско-иранской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству предполагается подписание «дорожной карты» реализации совместных проектов.

Для реальной активизации торгового сотрудничества необходимо понимать, что Иран – это крупная самодостаточная экономика с развитым сельскохозяйственным и промышленным сектором. Помимо нефтегазовой сферы страна является крупнейшим мировым поставщиком орехов (фисташки, кешью) и огурцов; значительный экспортный потенциал есть у поставок томатов, фиников, яблок. Среди промышленных отраслей выделяется производство полипропиленов – по данным иранской статистики, экспорт полиэтиленов в 2015 году составил 5,2% от общего иранского экспорта в мир (1,4 млрд долл.). Кроме того, у Ирана есть большие возможности по поставке органических химических соединений, цемента. Нужно отметить, что Иран уже делает некоторые шаги на опережение для обеспечения выхода своих приоритетных продуктов на рынок Союза: так, ему удалось пролоббировать обнуление таможенных пошлин в ЕАЭС на такие товары, как фисташки, финики, брюссельская капуста; большая часть их импорта в Союз идет как раз из Ирана.

Тем не менее, несмотря на относительную диверсификацию производственных и экспортных возможностей Ирана, изолированность иранской экономики от мировых рынков и отсутствие доступа к современным технологиям на протяжении многих лет действия режима санкций привели к тому, что большинство иранских отраслей (например, автомобильная промышленность, легкая промышленность, станкостроение) не могут составить конкуренцию в мировой торговле и служат только для обеспечения внутренних потребностей иранского рынка.

Рост спроса молодого иранского населения и иранских компаний, начинающих модернизацию своих производственных возможностей, на качественную импортную продукцию, а также действия правительства по привлечению в страну высоких технологий открывают возможности по выходу на иранский рынок для предприятий из России и других стран ЕАЭС, обеспечивающих должный уровень качества, но при этом предлагающих иранскому рынку разумные ценовые предложения.

Видится, что, помимо реализации крупных проектов с государственным капиталом, именно в росте поставок продукции предприятий малого и среднего бизнеса и выстраивании соответствующей логистической инфраструктуры лежит ключ успеха к закреплению интересов ЕАЭС на иранском рынке. Предпосылки для масштабного выхода экспортеров ЕАЭС на рынок Ирана очевидны, но на сегодняшний день отголоски торгового эмбарго в совокупности с национальными и культурными особенностями страны, связанные прежде всего с системой иранского внешнеторгового регулирования, не позволяют добиться этой цели.

Поезд Тегеран–Женева

Как ни парадоксально, одна из ключевых проблем, мешающих эффективному выходу независимых компаний, не обладающих должным лоббистским влиянием и связями в соответствующих иранских ведомствах на рынок Ирана, – существование в Иране отдельной системы правового регулирования торговли, не связанной международными нормами. Иран на настоящий момент – крупнейшая экономика, не входящая во Всемирную торговую организацию. Неприменение правил ВТО создает целую массу издержек, связанных с тарифными правилами, функционированием таможни, сертификацией и другими влияющими на торговлю вопросами.

Так, к примеру, в Иране действует непрозрачная система установления таможенных пошлин. В отличие от стран ВТО, которые выполняют обязательства по так называемым связанным тарифам (то есть максимальным, которые можно установить в отношении импортируемой продукции), а также по  режиму наибольшего благоприятствования (то есть с обязательством применения одинаковых правил торговли, включая тарифы, для всех внешних партнеров), Иран может свободно определять и менять свои таможенные пошлины. Таможенные пошлины Ирана пересматриваются на ежегодной основе и состоят из обязательной минимальной 4-процентной пошлины и коммерческой прибыли, взимаемой сверх обязательных 4%. Так, если тариф Ирана установлен в размере 55%, то, по сути, он представляет собой 4% (обязательная пошлина) + 51% (коммерческая прибыль).

Более того, иранские власти могут вводить неограниченные запреты на ввоз (import ban) любых категорий товаров. Введение подобных количественных ограничений является запрещенной в ВТО практикой; однако иранские регуляторы не руководствуются какими-либо формальными правилами по введению подобных запретов. Например, в настоящее время действуют запреты на ввоз некоторых видов мяса, ряда зерновых культур, некоторых молочных продуктов, яблок, орехов, бумажных изделий, ряда транспортных средств и их запчастей и других товаров. Подобные возможности по неограниченному регулированию импорта автоматически создают риски для выстраивания долгосрочных схем поставки товаров в Иран.

Среди других проблем можно выделить наличие обязательной предотгрузочной инспекции в отношении некоторых товаров (данная практика является устаревшей и практически не применяется в мировой торговле), трудности при таможенном оформлении товаров, непрозрачность обязательных технических требований и требований по безопасности продуктов питания, слабый доступ заинтересованных лиц к источникам информации о регулировании торговли. Кроме того, в Иране действует перечень требований и запретов, связанных с обязательным применением иранского стандарта «халяль» в отношении целого ряда пищевой продукции, начиная от мяса и заканчивая жевательной резинкой. Подтверждение «халяльности» продукта и соответствия иранским требованиям может быть выдано только представителем иранского имамата (формально – сотрудники Министерства здравоохранения Исламской Республики Иран) на месте непосредственного производства сертифицируемого продукта.

Вышеупомянутые проблемы могли бы быть по большей части решены путем присоединения Ирана к ВТО и принятия, таким образом, «единого» пакета обязательств по либерализации доступа на рынок и применению открытых рыночных мер регулирования торговли. Однако вопрос вступления Ирана в ВТО вряд ли решится в ближайшей и среднесрочной перспективе: рабочая группа по присоединению Ирана была создана в 2005 году, но при этом еще не прошло ни одного заседания. При этом нельзя сказать, что иранскими властями не предпринимается никаких попыток по улучшению доступа внешнеторговых партнеров на рынок: постепенно происходят реформы, направленные на улучшение правового регулирования торговли: так, уже одобрены изменения в постановление Совета министров о проведении антидемпинговых расследований, направленные на значительное сближение данной сферы с нормами Соглашения об антидемпинговых мерах ВТО. Также в конце этого года было отменено деление импортных товаров на 10 категорий; в отношении товаров 10-й категории применялся повышенный тариф, выраженный в удвоении коммерческой прибыли. При этом общие ввозные пошлины на товары, которые ранее входили в 10-ю категорию, резко возросли, но не превышают максимальный уровень пошлины в 55%.

Кто боится волков, не разводит овец

Решение проблем доступа на рынок Ирана и прозрачности иранского регулирования лежит сейчас в двух плоскостях.

Во-первых, необходимо содействовать присоединению Ирана к существующей многосторонней торговой системе, включая присоединение к ВТО, сотрудничать с прогрессивным иранским правительством Хасана Рухани в сфере разработки и проведения эффективной торговой политики. В конечном счете бенефициаром такой политики будет не только Россия и ее союзники, но и все участники международной торговли.

Во-вторых, имеется большой потенциал по созданию благоприятного торгового режима с Ираном с помощью заключения двусторонних и многосторонних договоров в сфере торговли. Особенно перспективным видится создание зоны свободной торговли между Ираном и странами ЕАЭС. С одной стороны, режим свободной торговли позволит зафиксировать открывшееся «окно возможностей» по доступу качественных сельскохозяйственных и промышленных товаров из ЕАЭС на иранский рынок, где наблюдается, как говорилось выше, значительный рост потребительского спроса. С другой стороны, нормы соглашения могут быть направлены на устранение нетарифных барьеров по доступу на иранский рынок, включая отмену запретов на ввоз и упрощение таможенных процедур.

В вопросе торгового сотрудничества с Ираном России и ее партнерам по ЕАЭС необходимо брать инициативу на себя. Иранский правящий класс, приспособившийся к автономному существованию, традиционно настроен более консервативно к вопросам либерализации торгового режима, нежели эксперты профильных ведомств. Подобный дисбаланс интересов может привести к изменению торговой повестки Ирана после президентских выборов 2017 года в случае поражения Хасана Рухани. Поэтому иранскую сталь нужно ковать, пока горячо.

Incredible India

Республика Индия – еще одно весьма привлекательное государство с точки зрения потенциала роста экспорта союза на мировой торговой арене. С приходом энергичной реформаторской команды Нарендры Моди индийский рынок и правила торговли на нем стремительно меняются, в том числе для зарубежных инвесторов. Проводимая правительством политика преобразований направлена на увеличение капиталовложений в индийскую экономику. Цель амбициозна – занять лидирующие позиции по экономическим показателям не только в Азии, но и во всем мире. Предпосылки для ее реализации обоснованны: с 2014 года экономика Индии является третьей по счету экономикой мира по объему ВВП после США и Китая, по данным Международного валютного фонда.

Индия – один из наиболее быстро растущих авиаперевозчиков не только в Азии, но и во всем мире.	Фото Reuters
Индия – один из наиболее быстро растущих авиаперевозчиков не только в Азии, но и во всем мире. Фото Reuters

Поскольку национальные индийские производители не успевают удовлетворять рост внутреннего спроса, для самых приоритетных производственных секторов разработаны специальные условия по привлечению экспортеров из третьих стран. С этой же целью для создания реального доступа на индийский рынок, нынешняя политическая элита страны взяла курс на сокращение излишнего объема субсидий, который за последнее десятилетие увеличился в разы, а также на сокращение чрезмерного контроля за ценами со стороны государственных структур. Отметим, что субсидии в Индии – это вопрос особого беспокойства членов ВТО, по которому страна регулярно получает замечания на площадке организации. Поэтому даже незначительные на первый взгляд подвижки по сокращению субсидирования национальных производителей – уже достаточно весомые достижения на пути обеспечения конкурентных условий торговли.

Так, особое внимание стоит уделить индийскому рынку авиаперевозок — одному из наиболее быстро растущих в мире, но при этом одному из наименее охваченных в мире с точки зрения авиаперевозок. К 2020 году ожидается его рост до третьего в общестрановом топе. Ожидания правительства сводятся к привлечению до конца 2017 года около 12 млрд долл. инвестиций в авиационный сектор. Порог входа на индийский авиационный рынок снижен: так, для новых проектов допускается уровень прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в 100%. Для действующих проектов аэропортов допустим уровень ПИИ в 74% при обычном режиме инвестирования.

Кроме того, реформы индийского правительства направлены на электрификацию всей страны. Под девизом «Электричество для всех» планируется ввод дополнительных генерирующих мощностей. В этой связи сектор электрораспределительного оборудования планирует вырасти до уровня 17,3 млрд долл. к 2022 году.

Обладая огромными залежами полезных ископаемых (в Индии добывается 88 наименований полезных ископаемых, по залежам бокситов занимает шестое место в мире, по залежам железной руды – пятое от мировой добычи) и при этом предоставляя уровень ПИИ в 100% в предприятия по разведке, добыче и переработке полезных ископаемых, включая добычу алмазов и других драгоценных камней, Индия привлекает многих иностранных инвесторов, среди которых такие компании, как JFE Steel Corporation (Япония), BHP Billiton (Австралия), Rio Tinto (Австралия) и другие.

Индия, ВТО, тарифы

В прошлом году в Женеве Индия отчитывалась перед членами ВТО по реализации ею торговой политики. Был отмечен существенный прогресс Индии в сфере либерализации доступа на рынок в ряде секторов услуг. Так, была особо выделена реальная возможность для иностранных компаний осуществлять собственные железнодорожные проекты в Индии, увеличение потолка участия в уставном капитале для прямых иностранных инвестиций в сфере страхования – до 49% и ряд других видимых достижений.

Тем не менее, если говорить о доступе товаров на индийский рынок, надо отметить, что структура тарифов, как один из самых показательных факторов доступности национального рынка для иностранцев, остается сложной, и за рассматриваемый период простая средняя применяемая ставка увеличилась до 13% в 2014–2015 годах по сравнению с 12% в 2010–2011 годах.

Эти показатели отражают последствия роста тарифов на сельскохозяйственные товары, в частности, на зерновые и масличные культуры, средний арифметический тариф которых составил 36,4%. Так что бизнесу союза, как и всем мировым производителям, рассчитывать на поставки данных товаров в Индию не стоит, за исключением, может быть, пшеницы, урожай которой за последние годы подвергается испытанию неблагоприятными погодными условиями (западные эксперты прогнозируют с высокой долей вероятности даже заявление правительства Индии о нехватке зерна и закупках его за границей). Однако тарифы в отношении несельскохозяйственной продукции на индийском рынке значительно ниже – 9,5%. В целом в 2014–2015 годах импортные тарифы Индии варьировались в диапазоне от 0 до 150%.

Несмотря на объективные преимущества индийского рынка, потребности потребительского спроса с учетом объявленного курса по привлечению иностранных инвестиций доступ на рынок Индии остается достаточно проблематичным. Здесь, как и в Иране, действует совокупность различных факторов, создающих барьеры для закрепления на рынке – это и культурные особенности, и многомиллионное население за чертой бедности, нуждающееся в социальном и продовольственном обеспечении (в связи с чем продолжается субсидирование ряда отраслей), и кастовость, обуславливающая закрытость и монополию на многих рынках.

Зона с ненулевой суммой

Чтобы устранить существующие препятствия по доступу на индийский рынок, требований ВТО, которым должна следовать Индия и которые облегчают взаимную торговлю, недостаточно. Родина Ганди хоть и стоит у истоков создания ВТО и пользуется возможностями данной площадки по продвижению своих интересов на мировых рынках, ведет себя очень активно и иногда даже дерзко. На практике правила, установленные участниками ВТО и обязательные к исполнению, для Индии – не указ. Не единожды участники ВТО обвиняли Индию в развале организации и вообще всей существующей торговой системы. Решения, принимаемые представителями Индии, зачастую носят для всей мировой системы принципиальный характер. Чего только стоит вето (называвшееся «захватом заложников» и «самоубийством»), наложенное в ВТО Индией в 2014 году на соглашение по упрощению процедур торговли, воспринимавшееся многими как начало конца ВТО.

Одним из инструментов по фиксации рамок, в пределах которых утверждены механизмы, позволяющие вести с Индией предсказуемую торговлю с четкими и ясными правилами, являются те же региональные торгово-экономические соглашения, в частности, по созданию зоны свободной торговли.

На счету у Индии 11 соглашений о свободной торговле с такими странами и объединениями стран, как Китай, Бангладеш, Республика Корея, Шри-Ланка, страны АСЕАН, Бразилия, ЮАР, Пакистан, Непал, Бутан, Япония. При этом переговоры по либерализации торговли ведутся еще с 17 странами, в том числе в части пересмотра охвата действия заключенных соглашений.

Вопрос заключения подобного соглашения с Индией стоит в повестке дня торговой политики стран – членов ЕАЭС. Анализ перспективности и целесообразности такого международного акта был проведен на государственном уровне экспертами с обеих сторон. Итоговое решение остается за лидерами государств пяти стран Союза: в конце года будет принята соответствующая резолюция по данному вопросу.

В случае начала и успешного исхода переговоров по заключению соглашения о свободной торговле между Евразийским экономическим союзом и Индией реальную выгоду могут получить как минимум поставщики сжиженного природного газа, необработанных алмазов, минеральных удобрений, алюминия и металлолома, о потребностях в которых индийские компании заявляют с завидной регулярностью. Федеральными властями и частным сектором Индия позиционируется в качестве стратегического импортера для широкого перечня товаров из ЕАЭС, к примеру, калийных, фосфатных и азотных удобрений, металлургического и энергетического оборудования, в том числе для атомной промышленности и транспортной инфраструктуры.

* * *

Подводя итоги, можно сказать, что, пожалуй, основной задачей, которую необходимо решить для создания эффективных условий торговли в Иране и Индии, является целенаправленное формулирование общих правил игры, понятных для всех производителей и инвесторов.

При этом как правительствам государств – членов ЕАЭС, так и самому бизнесу во многом необходимо брать инициативу в свои руки и проявлять активный подход при защите своих интересов на этих двух перспективных, но непростых рынках.

Главное, что нужно понимать при ведении переговоров с иранскими и индийскими партнерами, – это то, что на потенциальное место компании из ЕАЭС в той или иной цепочке поставок активно претендуют игроки других рынков, которые часто могут сделать предложения более конкурентного характера, нежели союз. Это связано не только с чисто экономическими причинами, но и факторами логистического, политического и даже личностного характера. Поэтому для успешной работы на рынках Индии и Ирана странам ЕАЭС желательно выстроить четкую систему приоритетов, учитывающую реальные потенциалы и имеющиеся возможности, чтобы не давать партнеру невыполнимых обещаний.

Анна Сысоева

Владимир Трофимчук

Об авторе: Анна Викторовна Сысоева, Владимир Дмитриевич Трофимчук – эксперты по внешнеторговой политике и праву ВТО.

Источник: http://www.ng.ru/ideas/2016-12-09/5_6881_china.html


Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет