Тяжелый металл: как «экологическая» поправка заморозила рынок на $1 млрд

После введения утилизационного сбора на сельскохозяйственную и строительную технику цены на новые модели отечественного производства выросли на 20%, импортные — на 45%. Как «экологическая» поправка заморозила рынок на сотни миллиардов рублей, разобрался журнал РБК
Если вы посмотрите на стройки жилых домов, там кроме башенного крана есть еще такой минимальный набор: автобетоносмеситель, автокран и бульдозер средней мощности, говорит представитель одной из крупнейших лизинговых компаний в Москве: «Очень мало техники российского производства, новой еще меньше. На средних стройках, да и на больших, работают европейские, американские трехлетки или «китайцы» дешевые. Не могу сказать в процентном соотношении точно, но много».

Около 92% в 2015 году — так оценило долю импортной спецтехники на российском рынке аналитическое агентство Global Reach Consulting (GRC). Сюда входит также дорожно-строительная техника вроде катков, асфальтоукладчиков, большие ковшовые экскаваторы, погрузчики, машины для уборки улиц и т.д. Некоторые из этих наименований, например самоходные краны массой выше 100 т, в России не производят, другие обычно не выдерживали конкуренции с импортными аналогами.

С 2013 года из-за девальвации рубля рынок дорожно-строительной техники неуклонно снижался. Цены на новые зарубежные модели возросли в несколько раз, но долгожданный спрос на продукцию отечественного машиностроения так и не появился — доля российской техники на стройках продолжает уменьшаться, как считают аналитики GRC.

Крупное строительство не остановилось даже в кризис, и новую импортную технику чаще всего заменяла не отечественная, а тоже импортная, но подержанная.

«Не было такого выбора — брать новый российский экскаватор или пятилетний из Германии. Даже если цена одинаковая, у зарубежной машины ресурс всегда больше. Что такое пять лет в Германии на микростройке под навесом, с хорошим топливом и правильным уходом? Это ерунда. У добросовестных западных поставщиков даже для б/у техники есть гарантия и сервис. Нельзя же остановить строительные работы и ждать импортозамещения», — рассуждает представитель лизинговой компании. Во многом для того чтобы изменить ситуацию в пользу отечественных производителей, власти решили внести изменения в закон об утилизации. Но все пошло не так.

Логика и комедия

В ноябре 2015 года проект поправок к федеральному закону «Об отходах производства и потребления» предложил профильный комитет Госдумы во главе с депутатом от «Справедливой России» Анатолием Аксаковым. В ходе заседания комитета депутат обозначил для поправок следующую цель: защита рынка от «опасной для использования, но в то же время конкурентной на нашем рынке продукции из-за рубежа, бывшей в употреблении».

В первой редакции предполагалось, что утилизационный сбор коснется только импортной специальной самоходной б/у техники и прицепов с большим сроком службы. Но после трех чтений законопроект изменился принципиально — аналогичный сбор стал касаться и новой, и отечественной техники. Логику трансформации законопроекта журнал РБК попытался восстановить с помощью участников его обсуждения.

Сначала из п.6 ст.24.1 закона, где оговаривался перечень техники, освобожденной от уплаты утилизационного сбора, исчез пункт о технике, произведенной в странах Таможенного союза. То есть автоматически сбор стал касаться и российских производителей. Логично, что в утилизации нуждается вся техника, где бы ее ни произвели. Российской технике просто дали некоторые преференции вроде отсрочки выплаты на 45 дней.

Но если в утилизации рано или поздно будет нуждаться любая техника, почему сбор должен выплачиваться только за подержанные машины? Так в законопроекте появилась минимальная базовая ставка сбора для всех ввозимых и произведенных на территории РФ машин.

Позже постановлением правительства она была установлена в размере 150 тыс. руб., затем профильные министерства разработали к ней специальные коэффициенты. Сейчас утилизационный сбор на строительную технику — это 150 тыс. руб., умноженные на коэффициент в зависимости от возраста, массы и даже мощности машины. Хотя эти параметры не влияют ни прямо, ни косвенно на стоимость утилизации. В результате после уплаты сбора цена новых популярных моделей существенно изменилась. Стоимость нового автокрана в самой базовой комплектации за 55 млн руб. должна возрасти еще на 4,5 млн руб. утилизационного сбора. Цена трехлетней модели и вовсе заоблачна: 25 млн руб. плюс 35 млн 715 тыс. руб. утилизационного сбора.

150 тыс. руб. умножить на коэффициент — размер утилизационного сбора

Самые высокие коэффициенты для новой техники:
61,1 — самосвалы, предназначенные для эксплуатации в условиях бездорожья, масса свыше 250 т
30,3 — самоходные краны массой от 32 т при мощности более 250 л.с.
25 — трубоукладчики массой свыше 50 т

Самые высокие коэффициенты для техники со сроком эксплуатации от трех лет:
45,46 — комбайны зерноуборочные мощностью силовой установки более 400 л.с.
100 — бульдозеры массой от 50 т
160,9 — колесные перегружатели массой больше 22 т, при силовой мощности установки от 150 л.с.
238,1 — самоходные краны массой от 32 т при мощности более 250 л.с.

Источник: постановление правительства РФ

«Нас торопило правительство, — пытается объяснять источник, близкий к профильному комитету Госдумы. — Из-за вступления в ВТО таможенные пошлины на целый ряд товаров пришлось снизить, нужно было легально возвращать эти деньги в бюджет без налогов».

По его словам, размер тарифов в законе не установлен, их регулирует правительство подзаконными актами: «Там собираются специалисты из профильных министерств, совещаются с бизнесом, и получается то, что получается». Правда, об участии в подобных совещаниях не вспомнил никто из опрошенных журналом РБК представителей российских и зарубежных компаний, занимающихся производством, поставкой и лизингом строительной и сельскохозяйственной техники. Многие пытались связаться с профильными министерствами уже после введения утилизационного сбора.

В Ассоциации европейского бизнеса, куда входят крупнейшие импортеры, включая JCB, John Deere, Komatsu и др., журналу РБК рассказали, что в августе 2016 года направили на имя заместителя главы Минпромторга Александра Морозова письмо с просьбой пояснить установленные тарифы и изменить их на соответствующие реалиям рынка, но никакого ответа так и не получили. Текст письма ассоциация не предоставила. Об обращениях в Минпромторг, Минсельхоз и даже Гостехнадзор в связи с введением утилизационного сбора журналу РБК рассказали представители британской JCB и Петербургского тракторного завода.

В пресс-службе министерства судьбу письма не уточнили, но сообщили, что изменения в закон №89 проходили публичное обсуждение в комитетах Государственной думы и Совета Федерации, а постановление разрабатывалось при участии крупнейших потребителей и производителей самоходных машин и прицепов. В министерстве «готовы рассмотреть все предложения относительно совершенствования нормативной правовой базы, касающейся взимания утилизационного сбора».

«Комедия тут не только в том, что нас не зовут обсуждать методику нового сбора. Этот сбор нас ведь поддерживать должен, а у нас стоимость каждой машины в среднем на 4 млн выросла», — возмущается представитель российского завода строительной техники.

Плач из Тюмени

По некоторым категориям техники сбор ударил особенно сильно: так, представители Великолукского завода прицепов в марте этого года заявили журналу «Стройдормаш», что цена базового прицепа в 200 тыс. руб. в результате введения сбора увеличилась сразу на 400 тыс., до 600 тыс. руб.

Именно производителям прицепов удалось добиться послаблений — после жалобы напрямую главе государства. 14 апреля на «Прямую линию с Владимиром Путиным» дозвонился сотрудник тюменской компании «Уралвагонприцеп» Дмитрий Дудин, который рассказал, что в том числе из-за введения утилизационного сбора стоимость продукции предприятия возросла в несколько раз, продажи снизились, а работникам три месяца не платят зарплату. Сразу после прямой линии Путин поручил профильным министерствам доработать постановление, и уже 12 мая Минпромторг сообщил о полной отмене утилизационного сбора для прицепов массой до 10 т.

«Единственное, о чем нам это говорит, — никакой продуманной нормы нет. Все эти коэффициенты взяты с потолка. Они принимались меньше чем за год и отменяются по щелчку», — комментирует руководитель отдела продаж крупного зарубежного поставщика строительной техники. По его словам, стоимость базового автокрана выросла с €700 тыс. до €900 тыс. и в первом полугодии продажи в компании упали на 45%.

27% составил рост стоимости на строительную технику в первой половине 2016 года
33 139 единиц спецтехники ввезено в Россию в 2015 году
$1,1 млрд в год — объем импорта строительной и дорожной техники в Россию

Источники: Global Reach Consulting, «Коммерсантъ», ФТС

«Государство — наш крупнейший покупатель, — продолжает представитель компании, — нефтегазовый сектор, дорожное и муниципальное строительство — этим занимаются государственные и окологосударственные структуры, теперь они тоже вынуждены покупать технику по более высокой цене». Если государственные структуры являются крупнейшими потребителями строительной техники, то утилизационный сбор, с одной стороны, приносит дополнительные доходы в бюджет, а с другой — сам является расходной частью.

Российские производители столкнулись с еще одной неожиданной проблемой — в ответ на введение утилизационного сбора для техники, произведенной в странах Таможенного союза, ответные меры ввела Белоруссия, увеличившая базовую ставку утилизационного сбора для продукции, изготовленной в России. В результате, по словам директора по финансам и экономике Клинцовского автозавода Владимира Николаенко, поставки продукции этого предприятия в Белоруссию в 2016 году снизились более чем втрое.

Особняком стоит сельскохозяйственная техника, увеличение цен на которую ставит под удар многих средних и мелких сельхозпроизводителей. После введения сбора крупнейшая государственная компания «Росагролизинг» заявила о перебоях с поставками техники: поставщики направляли проекты новых ценовых соглашений с лизинговой компанией, в которых заявлялось значительное повышение стоимости, ссылаясь на утилизационный сбор.

В «Росагролизинге» заявляют, что перебои с поставками существуют и сейчас, но их стало меньше, однако цены на сельхозтехнику возросли. Популярные модели комбайнов в 2013–2016 годах, отмечают в компании, подорожали на 50 и даже 80%, а некоторые виды тракторов — на 28–79%. Такой скачок нельзя объяснить только новым сбором, но для некоторых производителей это причина для заморозки контрактов и задержки поставок. Именно подержанную сельскохозяйственную технику закупали региональные мелкие предприятия. Теперь выбора у них нет: дорогая новая или еще более дорогая старая.

С 2013 года некоторые отечественные производители согласуют ценообразование с законом «О предоставлении субсидий производителям сельскохозяйственной техники». Например, АО «ПТЗ» (производитель тракторов «Кировец») предоставляет аграриям — конечным покупателям и/или лизингополучателям — скидку в размере 25–30%. Затем сумма предоставленной скидки компенсируется заводу Минсельхозом. Но сумма компенсации зафиксирована не в процентах, а в рублях.

Сумма утилизационного сбора в зависимости от модели «Кировца» составляет от 750 тыс. до 1,35 млн руб. — именно на столько должна вырасти цена. Но если компания увеличит цену, сумму возмещаемой скидки государство не изменит. «По этой причине повышение отпускных цен на тракторы «Кировец» на сумму уплачиваемого утилизационного сбора просто технически и процедурно невозможно», — говорит представитель завода. Не поставлять технику потребителям предприятие не может, поэтому пытается «оптимизировать затраты, снижать издержки и искать альтернативы импортным комплектующим».

Бессмысленный и беспощадный

Принятые в феврале поправки не устанавливают, кто, как и куда будет расходовать средства, полученные за утилизационный сбор, и кто будет заниматься утилизацией техники. Нет единой организации с подходящей инфраструктурой, куда можно позвонить, например, назвать номер паспорта машины и попросить утилизировать.

Председатель комитета производителей дорожно-строительной и спецтехники Ассоциации европейского бизнеса Андрей Комов утверждает, что современная техника более чем на 90% состоит из высококачественной стали, поэтому сдача, например, экскаватора в металлолом позволяет окупить значительную часть утилизационных расходов. «Если раньше, сдав изношенный прицеп в металлолом, например, сельхозпроизводитель получал деньги, то сейчас эти деньги предлагается изначально заплатить, чтобы его утилизировать», — говорит представитель Великолукского опытного машиностроительного завода.

Кроме уплаты дополнительных денег, в схеме ничего не меняется — владельцы техники по-прежнему будут заниматься ее утилизацией самостоятельно, только теперь от сдачи лома и запчастей они получат гораздо меньше, ведь ее возросшая стоимость никак не связана с ценой на металлолом. Ту технику, что невыгодно сдавать или восстанавливать, просто бросят ржаветь в поле.

Аналитики GRC подсчитали, что износ общего парка дорожно-строительной техники в России составляет 50%. К 2018 году они прогнозируют существенный рост спроса на технику в связи с увеличением числа инвестиционных проектов в дорожном, коммерческом и жилищном строительстве. Подорожавшую из-за нового сбора технику все равно будут покупать — просто дополнительная стоимость каждого экскаватора, крана или бетономешалки будет включена в цену квартир, дорог и мостов.

При участии Владимира Новоселова

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/magazine/2016/10/57e164829a7947d5b8fab69e

 

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет