Зачем и на каких условиях сектору услуг научных исследований Беларуси следует вливаться в ЕАЭС

Когда говоришь об общих рынках Евразийского экономического союза, невольно на ум приходит рынок энергоресурсов — как самый непростой для обсуждения. Однако создание интеграционного объединения предполагает сближение позиций и во многих других вопросах — например, это касается сектора услуг научных исследований и разработок (НИР). О том, насколько сложной будет для Беларуси либерализация в этом направлении, в беседе с корреспондентом БЕЛТА рассуждал заведующий отделом исследований интеграционных процессов Центра системного анализа и стратегических исследований НАН Беларуси Андрей Заяц.

«Суть вопроса, который решают страны при либерализации доступа к секторам услуг, часто заключается в том, чтобы либо принять решение о предоставлении равных условий всем поставщикам услуг на рынке, либо ввести ограничения для защиты национальных поставщиков услуг, например, предоставив им особые права на получение государственной поддержки», — пояснил специалист. Многие развитые страны придерживаются режима полной либерализации сектора услуг научных исследований и разработок, кроме общих для всех секторов услуг ограничений по временному присутствию физических лиц.
Но, в других случаях, ограничения по торговле услугами в этом секторе предоставляют странам высокую степень свободы в формировании национальной политики и систем поддержки научной сферы и производства инновационной продукции. «Почему вопрос либерализации рынка является весьма чувствительным для сектора НИР Беларуси? Дело в том, что в нашем случае низок уровень конкуренции и велика доля государственной поддержки по отношению к мировым трендам», — заметилАндрей Заяц.
Так, доля государственного финансирования в секторе стабильно высока в республике на фоне других стран (по данным Белстата, 45% расходов на научную деятельность в 2015 году профинансировано государством). Это может косвенно говорить о том, что изменение правил игры в связи с более жесткой конкуренцией на рынке со стороны частных и иностранных компаний, вероятно, повлечет изменения в структуре занятости, собственности, источников финансирования в этом секторе услуг. В то же время в странах Организации экономического сотрудничества и развития, по ее данным, в среднем расходы на НИР составляют 2,4% к ВВП, у стран-членов Евросоюза — 2%, а доля государственного участия в данных расходах составляет соответственно 32% и 34%.
То есть средний уровень государственного финансирования науки — это величина почти постоянная в цивилизованном мире, и вопрос лишь в том, каким образом страны мотивируют корпоративный сектор нарастить свои расходы на научные проекты. «В организациях НАН Беларуси изучались последствия развития сценария, при котором значительную часть государственного финансирования в нашей стране получат научные организации-нерезиденты. Результаты изучения показали, что последствия от либерализации рынка НИР могут выражаться в ежегодных потерях сектора госуправления от снижения налоговых и других доходов бюджета, в сокращении рабочих мест в государственных научных учреждениях, снижении количества новейших белорусских разработок», — рассказал собеседник.
Однако эти потери могут быть компенсированы ростом деловой активности, в том числе занятости, в негосударственных исследовательских организациях. С другой стороны, параллели для поиска стратегии либерализации рассматриваемого сектора услуг можно искать не только в международном опыте, но и в инновационных секторах национальной экономики. Так, данные о секторе IT-услуг республики говорят, что на основе иностранных инвестиций почти безучастия государственной формы собственности (доля которой составляет менее 3% по числу организаций) поставщики IT-услуг из Беларуси заняли высокие позиции в международных рейтингах и, по всей видимости, не нуждаются в защитных оговорках для рынка этих услуг.
Таким образом, ограничения по торговле услугами в секторе исследований и разработок, по данным ВТО, во-первых, применяются достаточно широко, а во-вторых, определяются в наиболее общей форме, предоставляющей странам высокую степень свободы в формировании национальной политики и систем поддержки научной сферы. В то же время страны, которые пошли по пути снижения конкуренции на рынке НИР и ввели ограничения национального режима, имеют достаточно невысокие показатели уровня производства услуг и расходов на исследования и разработки и большую часть этих расходов финансируют из своих национальных бюджетов. Например, такие партнеры Беларуси по ЕАЭС, как Россия и Казахстан, при вступлении в ВТО не приняли обязательств перед членами ВТО в отношении государственной поддержки исследований и разработок независимо от сектора экономики, в которых они проводятся. При этом данные страны могут себе позволить профинансировать две трети расходов на НИР из государственных источников.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет