Вероника Никишина: не стоит драматизировать угрозы от ТТП для ЕАЭС

Евразийский экономический союз с момента своего создания в 2015 году взял курс на расширение связей со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Уже в октябре вступает в силу первое для союза соглашение по зоне свободной торговле — с Вьетнамом, идут переговоры о создании преференциальных режимов со многими другими странами. О ходе этих переговоров, перспективах создания экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, о влиянии Транстихоокеанского партнерства на глобальную торговлю и о том, почему региональные союзы не могут заменить ВТО, в интервью РИА Новости в преддверии Восточного экономического форума во Владивостоке рассказала министр по торговле ЕЭК Вероника Никишина. Беседовал Янис Мадни.

— Второй Восточный экономический форум (ВЭФ) стартует 2 сентября на острове Русский. Какие вы видите основные темы для обсуждения на этой площадке?

— Нас интересуют в первую очередь вопросы развития торгово-экономического сотрудничества ЕАЭС со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Чтобы вывести сотрудничество на новый уровень, необходимо ставить вопрос о повышении взаимосвязанности экономик расширенного региона — Большой Евразии. Недостаточно просто создавать торговые режимы — чтобы они заработали, нужны инфраструктура, B2B-связи, доступ к информации.

Мы считаем, что необходимо активно привлекать к сотрудничеству партнеров из других стран к проектам стран ЕАЭС, например в контексте развития евразийских технологических платформ. И ВЭФ — превосходная площадка для такого диалога.

У Евразийского союза уже сегодня достаточно широкая повестка сотрудничества со странами АТР. 5 октября вступит в силу Соглашение о свободной торговле с Вьетнамом. В августе коллегия ЕЭК одобрила предложение начать совместное исследование по изучению целесообразности переговоров о зоне свободной торговли с Сингапуром. Создан разветвленный диалог на уровне Евразийской комиссии и правительства Кореи по широкому спектру вопросов экономики и торговли. Мы активно взаимодействуем с КНР по сопряжению интеграционной и торгово-политической повестки Евразийского союза с китайскими инициативами по развитию торгово-экономического сотрудничества в регионе. Кроме того, с Китаем мы разрабатываем соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве. Это еще не зона свободной торговли, но уже амбициозное, многоплановое соглашение, призванное вывести стандарт нашего взаимодействия на качественно новый уровень.

Так что, если сформулировать в целом, для нас ключевые темы ВЭФ этого года — вопросы реализации интеграционных инициатив в регионе Большой Евразии.

— В последние годы тема создания ЗСТ стала одной из основных во внешней политике России и стран ЕАЭС при встречах с руководством стран АТР. С какими странами региона у нас в этом направлении самые лучшие перспективы создать в ближайшее время свободную торговлю? Кто проявляет активное участие и желание? В ВЭФ, в частности, принимают участие лидеры Японии и Южной Кореи. Каковы перспективы по ЗСТ с этими странами?

— Число преференциальных торговых соглашений растет последние 25 лет. И развитые, и развивающиеся рынки связаны сетью соглашений о свободной торговле. Такие договоренности создают в первую очередь оптимальный, необременительный климат для расширения взаимной торговли и углубления кооперации. В рамках зон свободной торговли снижены, а чаще обнулены таможенные пошлины, действуют упрощенные таможенные процедуры и системы сертификации товаров.

Когда же страны идут на более глубокие формы интеграции, например создают таможенные союзы, то границы между странами для товаров, по сути, стираются вовсе. В результате товары, произведенные на внутреннем рынке объединения, получают серьезное конкурентное преимущество: они как минимум дешевле из-за отсутствия таможенных пошлин, а зачастую их также можно быстрее произвести и доставить покупателю. В то же время товары из стран вне торговой группировки становятся неконкурентоспособными на ее объединенном рынке.

Можно сказать, неучастие в преференциальных торговых договоренностях ставит под вопрос перспективы дальнейшего развития как самой торговли, так и производств на своей территории. Поэтому создание сети торговых соглашений с партнерами в ключевых регионах — одна из главных задач комиссии. И Азиатско-Тихоокеанский регион остается для нас одним из приоритетных в этом плане.

Как я уже сказала, в начале октября вступит в силу Соглашение о свободной торговле с Вьетнамом. Еще несколько стран АСЕАН выступили с предложениями заключить с нами соглашения о свободной торговле. Это, в частности, Камбоджа и Сингапур. Есть интерес и к соглашению с Индонезией.

Все такие предложения всесторонне изучаются на площадке комиссии и, естественно, требуют индивидуального подхода. Поскольку экономики данных стран сильно отличаются, следовательно, универсального рецепта в данном контексте быть не может. Недавно комиссия поддержала предложение запустить с Сингапуром совместное исследование перспектив создания зоны свободной торговли.

В сентябре мы намерены вынести этот вопрос на рассмотрение на уровне вице-премьеров наших стран.

Кроме того, мы активно сотрудничаем с Кореей. В ближайшее время должны завершить совместное исследование, в рамках которого научно-исследовательские институты наших стран должны определить возможности и необходимые условия для качественного развития торговли ЕАЭС с Кореей. Также надо определить форматы инвестиционного и кооперационного сотрудничества.

Что касается Японии, мы рады содействовать расширению наших экономических связей, но на сегодня в повестке какого-либо переговорного трека ЕАЭС с Японией нет. Чтобы мы могли начать работу, такую инициативу должна высказать либо сама Япония, либо одно из государств ЕАЭС.

Если говорить об АСЕАН в целом, мы не хотели бы ограничиваться двусторонним диалогом и готовы выстраивать взаимодействие и в межблоковом формате — между Комиссией и Секретариатом АСЕАН.

— Как насчет Ирана, Египта, Израиля? В конце июля вы встречались в Москве с министром связи и ИТ Ирана Махмудом Ваэзи для обсуждения целесообразности создания полноформатной ЗСТ. До чего удалось договориться? Как вообще будет выглядеть вся конструкция по зоне с Ираном? Каковы сроки, какие сейчас есть камни преткновения?

— С Израилем мы готовимся провести первый раунд переговоров уже в ноябре. Ход переговоров мы, как обычно, не комментируем до момента завершения. С Ираном пока продолжаем консультации по возможности заключить временное соглашение о свободной торговле по ограниченному перечню товаров. Это соглашение должно привести к созданию полноформатной ЗСТ, соответствующей требованиям ВТО, когда Иран станет полноправным членом организации. Параллельно ведем совместное исследование перспектив заключения всеобъемлющего соглашения о свободной торговле. Мы выбрали такой двухэтапный подход с учетом особенностей Ирана как торгового партнера. Он позволит предложить инструменты, с помощью которых экспортеры стран Союза смогут получить «ранний урожай» от упрощения взаимной торговли. Сейчас мы сосредоточили усилия на согласовании перечней товаров взаимного экспортного интереса и изучении нетарифного регулирования Ирана. Если не урегулировать этот вопрос, можно попасть в положение, когда все выигрыши в тарифах окажутся несущественными — доступ на рынок проще не станет. В конце года мы намерены представить главам государств стран Союза результаты этой работы и тогда может быть принято решение о начале переговоров с Ираном по соответствующему соглашению. Доклад совместной исследовательской группы с Египтом также планируем представить главам стран ЕАЭС в этом году.

— В июле 2015 года были консультации между ЕЭК и Дамаском по вопросу создания ЗСТ между ЕАЭС и Сирией. Отмечалось, что страны ЕАЭС позитивно относятся к данной возможности и приступят к обсуждению после стабилизации политической обстановки в стране. Есть ли на сегодня какие-либо изменения по этому вопросу? Чем выгодна странам ЕАЭС свободная торговля с Сирией?

— Пока ситуация в регионе остается чрезвычайно напряженной, а политическая ситуация не стабилизирована.

— Возвращаясь к странам АТР, ряд стран АТР в недавнем прошлом решили вступить в Транстихоокеанское партнерство (ТТП). Например, Сингапур, Малайзия, Вьетнам. С последним у нас уже совсем скоро должна заработать зона свободной торговли, с первым двумя — идут обсуждения. Создаст ли их возможное участие в ТТП, соглашение по которому еще не ратифицировано, проблемы для работы ЗСТ с ЕАЭС?

— Не стоит слишком драматизировать потенциальные угрозы от создания ТТП для ЕАЭС. Вероятно, главный негативный эффект для наших производителей будет в том, цена входа на рынок стран ТТП возрастет: надо будет сделать товар еще лучше, еще дешевле, более высокого качества и быстрее доставлять до потребителя. Следовательно, догонять конкурентов на этих рынках станет куда труднее.

Если говорить о косвенных эффектах, то формирование ТТП изменит положение товаров Китая на рынках стран-участниц соглашения.

Для нас это важно, потому что КНР остается вторым после ЕС торговым партнером Союза и имеет тесные торговые связи в АТР.

В то же время некоторые страны одновременно участвуют в ТТП и в переговорах по соглашению о Всеобъемлющем региональном экономическом партнерстве. К ним относятся Китай и Индия — крупнейшие игроки мировой торговли, а также весь АСЕАН. Есть АТЭС, главная цель которого создать единую зону свободной торговли на весь АТР. А в этот форум входят и Россия, и Китай, и США. Так что фактические условия торговли в регионе АТР не будут сводиться к ТТП.

Наконец, надо отдавать себе отчет в том, что большая часть торговли в регионе АТР уже и так идет в режиме свободной торговли. Шоковых эффектов на рынках стран АТР мы не предвидим.

— Вообще же создание ТТП, по сути, является альтернативой ВТО. Как по-вашему, не бросает ли создание таких объединений, а в мире их становится все больше, тень на целесообразность членства в ВТО и следование ее принципам?

— Скептики часто говорят, что ВТО умирает и мир переходит к региональному или секторальному вектору торговой политики. Но, несмотря на стремительный рост числа региональных торговых соглашений и двусторонних союзов в последнее время, много значительных вопросов торгового регулирования можно эффективно решить только в многостороннем формате — на площадке ВТО.

Свежий пример — Соглашение по упрощению процедур торговли. Его нельзя было бы создать иначе как на многосторонней площадке, потому что нет экономического смысла снижать бюрократические или торговые формальности на границе нескольких стран: если это делается для одной страны, на практике воспользуются все. То же касается финансового или телекоммуникационного регулирования: их нельзя на практике либерализовать только для ряда партнеров, поэтому выгоднее использовать такое намерение в ВТО в рамках переговоров по услугам, где можно выторговать за это бонус в какой-либо другой переговорной сфере. Аналогичная ситуация складывается и с сельскохозяйственными или рыбными субсидиями. Очень немногие серьезные проблемы мировой торговли можно решить на региональном уровне, а глобальные проблемы требуют глобальных решений.

— В июне на ПМЭФ в Россию приезжал председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. На встрече с Путиным отмечалось, что РФ и Евросоюзу нельзя загонять себя в ситуацию замороженных отношений, надо искать точки соприкосновения. Как сейчас с точками соприкосновения у ЕЭК с Еврокомиссией? В августе 2015 года ЕЭК отправлял в Еврокомиссию письмо о сотрудничестве. Отмечалось, что отклика оно не получило. Ведете ли уже, возможно, диалог по каким-то темам?

— С самого момента создания Евразийской экономической комиссии мы высказывались за то, чтобы установить регулярный диалог между двумя наднациональными органами — Еврокомиссией и ЕЭК.

Однако сначала страны ЕС никак не хотели давать Еврокомиссии необходимый мандат и мы могли сотрудничать только на техническом уровне, а затем под влиянием негативных внешнеполитических факторов европейские коллеги и вовсе отказались от работы с ЕАЭС, следуя необоснованной и тенденциозной конъюнктурной риторике.

Мы со своей стороны нацелены на развитие торгово-экономического сотрудничества со странами ЕС. К сожалению, после ПМЭФ ситуация не изменилась. Мы ведем консультации с отдельными странами Европейского союза по той повестке, которая интересна и нам, и им. Но пока никаких новых предложений по проведению консультаций с Еврокомиссией мы не получали. Европейские чиновники от них уклоняются.

— Насколько мы сейчас далеки от возможности создания единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока?

— Мы считаем, что иной стратегии выхода, нежели построение общего экономического пространства Европа-Евразия, от Лиссабона до Шанхая, просто нет. И для этого необходим постоянный конструктивный диалог ЕС и ЕАЭС.

Источник: https://ria.ru/interview/20160901/1475790700.html

 

 

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет