Животноводство Казахстана лихорадит на протяжении всех лет независимости

Вступление Казахстана в ВТО ставит массу вопросов перед отечественными производителями, считают эксперты. В том числе и перед теми, кто производит аграрную продукцию. В частности, мясную. О том, как это повлияет на казахстанских животноводов, шел разговор на очередном заседании аналитической группы «Кипр» в Алматы.

Вот мы вступили в ВТО, что дальше?

То, что наша страна обладает огромным сельскохозяйственным потенциалом и при правильном подходе к нему смогла бы легко кормить не только себя, но и как минимум половину мира, мы писали неоднократно. Однако отечественный агрокомплекс и, в частности, скотоводство лихорадит на протяжении всего периода нашей жизни в режиме независимости.

Разумеется, вначале были лихие девяностые, в течение которых под видом борьбы с тоталитарным прошлым весело и с энтузиазмом растаскивались колхозы и совхозы, уничтожались посевные площади, а скот массово пускался под нож. Но вот сегодня, когда период экономического хаоса уже позади, фермеры кивают на безразличие чиновников к традиционному занятию казахов. Тех чиновников, что довели страну с вековыми традициями скотоводства до того, что ей приходится покупать мясо у других. Что только мы ни собирались делать с этой бедой. В итоге так и не собрались.

Вот, к примеру, в середине нулевых, в бытность пребывания в премьерском кресле Даниала Ахметова, его кабинетом была заявлена стратегия импортозамещения. Импортозаместить, как мы видим, ничего не удалось и по сей день. Затем была принята новая стратегия — экспортоориентирование. Мол, будем производить не все подряд, а только то, что мы умеем делать хорошо.

Но великими экспортерами мы тоже не стали. А тут еще и во Всемирную торговую организацию вступили, в которой действуют свои правила. Как они повлияют на отечественную мясную отрасль — вопрос интересный и неоднозначный.

Одни эксперты выразили мнение, что проблемы в отрасли производства и переработки мяса и мясных изделий влияют на себестоимость продуктов. И это делает оте-чественный продукт уязвимым на фоне более дешевого импорта. Другие высказали свою точку зрения, по которой вступление в ВТО существенно расширило экспортный потенциал казахстанского мяса, а конкуренция при этом обязательно выступит драйвером развития сектора.

Есть также мнение, что в результате вступления страны в ВТО мы можем не выдержать конкуренции со стороны зарубежных поставщиков мяса. Причем порой весьма сомнительного качества. Что без реального ограничения импорта нам будет трудно конкурировать с зарубежными поставщиками, почти все из которых пользуются поддержкой со стороны своих государств в виде дотаций экспорта. И что для успешной конкуренции нам необходимо увеличивать закупочные цены импортного мяса. Но будет ли это соответствовать правилам ВТО?

Есть еще одно мнение, по которому никакое повышение закупочных цен не обеспечит насыщение рынка отечественным мясом до тех пор, пока у нас самих не увеличится поголовье скота и не снизятся цены на корма. И пока этого нет, мы будем испытывать дефицит сырья. А цены при этом будут расти, делая нашу продукцию неконкурентоспособной.

Пока что никто ничего не понял

По мнению молодого исследователя группы PAPER Lab Данияра Молдоканова, представители Казахстана на раундах переговоров по вступлению страны в ВТО провели отличную работу. Большинство принятых страной обязательств вступают в силу в 2018 году. И обязательство по снижению тарифов будет выполняться поэтапно. Это даст отрасли время для решения существующихпроблем.

В то же время существующие проблемы животноводческой отрасли не дают оснований для оптимистичных прогнозов. Отчеты сельхозпредприятий указывают на многочисленные барьеры, препятствующие развитию отрасли.

— Без их решения вступление в ВТО не даст качественного мультипликативного эффекта как для отрасли, так и для социального положения казахстанского села, — говорит он. — Устранение этих проблем поможет раскрыть потенциал отрасли в снижении себестоимости продуктов. Многое будет зависеть от эффективной реализации государственных программ и стремления самих производителей. Вместе с тем существует риск того, что отрасль не сможет раскрыть свой потенциал и в итоге будет значительно вытеснена с рынка более успешными импортерами.

А вот вице-президент «Союза фермеров Казахстана» Кемелхан Абилеков считает, что казахстанские производители в ВТО будут чувствовать себя нормально. Потому что как таковая ВТО именно в отношении мяса никакого существенного влияния на нас иметь не будет. Европа, мол, нам мясо не поставляет, и мы в Европу не поставляем. А положительная сторона всего этого в том, что мы получим европейские технологии, варианты производства, улучшения качества продукции, пути создания брендовых продуктов. По его мнению, это хорошая школа, которая даст нам только плюсы.

В общем, мнения расходятся, причем диаметрально. И однозначного ответа на вопрос, кому будет хорошо от нашего вступления в ВТО — самой ВТО, нам или всем сразу — никто не дал.

Тем временем, в мире творятся дела, глядя на которые невольно приходишь к мысли о том, насколько актуально обсуждать плюсы и минусы нашего вхождения в эту организацию. Ведь пока мы тут думаем-гадаем, мир меняет конфигурацию. США и Евросоюз вышли на завершающую стадию переговоров по созданию Трансатлантического торгового партнерства. То же самое Штаты проделывают и со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Речь тут идет о создании глобальных зон свободной торговли США с теми регионами, что находятся от них справа и слева по карте. И это сегодня едва ли не главная тема всех, как принято считать, мировых СМИ.

И тут возникает вопрос: а сколько жить осталось этой ВТО? Будет ли она существовать лет, скажем, уже через десять?

Тут, на наш взгляд, нужно немного истории. Организация была создана в 1995 году. Целями ее создания официально значатся либерализация мировой торговли и регулирование торгово-политических отношений стран-членов. И первую скрипку в ней играли и играют США, являющиеся первой экономикой мира.

Существует конспирологическое мнение, что ВТО была создана в результате монопольного сговора нескольких ведущих стран мира, на которые приходятся половина мирового ВВП и треть планетарного товарооборота. А правила организации заставляли более слабые страны-участницы менять свои внутренние нормы, чтобы упростить доступ продукции экономических гигантов на свои рынки.

При этом развивающиеся страны в соответствии с правилами организации также пытаются облегчить доступ своей продукции на мировые рынки, но это им, по большому счету, не удается. Исключение составляют лишь природные ресурсы.

Это же касается стран Восточной Европы, в которых исчезло практически все промышленное производство, после чего они стали попросту рынками сбыта товаров с Запада и поставщиками дешевой рабочей силы на тот же Запад.

ВТО прикажет долго жить…

Этому, конечно же, можно не верить. Но если проанализировать то, что произошло дальше, получается весьма занимательно.

Все правила организации строго соблюдались до 2001 года. Но в 2001 году в нее вступил Китай. Поскольку это крупнейший мировой экспортер товаров народного потребления, с ним пришлось считаться. А слабый юань и дешевая рабочая сила сделали китайские товары наиболее конкурентоспособными. Результат всего этого очевиден.

А в 2012 году в организацию вступила Россия — крупнейший экспортер природных ресурсов, в значительной степени снабжающий своим газом Европу. Напомним, что оба эти государства состоят в БРИКС и создают экономический пояс «Шелковый путь», где будут действовать свои, независимые от ВТО, правила.

А потом американцы активизировали переговоры по созданию двух трансокеанских зон свободной торговли. Казалось бы, зачем все это? Ведь ВТО, задача которой — либерализация мировой торговли — уже существует. Но тот факт, что ни в одну из этих зон не приглашают ни Китай, ни Россию, тоже наталкивает на определенные мысли. К тому же мандат на ведение переговоров касательно Трансатлантической зоны отдан Еврокомиссии, которая учитывает мнение лишь трех ведущих стран Евросоюза. А мнение таких стран, как, к примеру, Болгария или Румыния, даже не берется во внимание.

Есть еще и третий проект, о котором в мировых СМИ почти ничего не говорится — Соглашение о торговле услугами (Trade In Services Agreement (TISA). Предполагается, что все страны, вошедшие в обе трансокеанские зоны, автоматически войдут и в TISA.

«Если проект Транс-Тихоокеанского партнерства не будет реализован

, США проиграют в конкуренции с Китаем, — заявил президент Барак Обама в интервью The Wall Street Journal в апреле этого года. — Если не мы напишем правила в регионе, это сделает Китай. Нас — американский бизнес и сельское хозяйство — оттеснят. Это будет означать потерю рабочих мест».

«Мы не можем позволить таким странам, как Китай, писать правила мировой экономики. Мы должны писать эти правила, открывая новые рынки для американских товаров, устанавливая высокие стандарты для защиты рабочих и сохранения окружающей среды», — сказал он уже в ходе своего недавнего визита в Японию.

Так что нетрудно догадаться, кто диктует и намерен продолжать диктовать правила мировой торговли.

Однако те, кто не приглашен на этот праздник жизни, горевать по этому поводу не собираются. Как известно, на евразийском пространстве и не только на нем созданы и еще создаются свои зоны свободной торговли под названием ЕАЭС, БРИКС, ЭПШП и ШОС.

Главы государств зоны АСЕАН, участвовавшие в прошедшем недавно экономическом форуме в Сочи, проявили существенный интерес к ЕАЭС. С некоторыми из них уже подписаны соглашения о свободной торговле. А список делегатов прошедшего на прошлой неделе петербургского Международного экономического форума говорит сам за себя.

На этой неделе в Ташкенте состоится саммит ШОС, где уже окончательно будет рассмотрен вопрос присоединения к организации Индии и Пакистана. Не за горами и присоединение Ирана. Таким образом, уже в обозримой перспективе буде создана зона свободной торговли, охватывающая три миллиарда человек.

— Основное время ВТО уже прошло, и мы стучимся уже не в открытые и даже не в закрытые двери, — говорит заместитель председателя АО «Казагромаркетинг» Арсен Керимбеков. — Мы просто отстали. Но мы не отстали во вступлении в ЕАЭС и в участии в других евразийских проектах. Если соглашения по трансокеанским зонам свободной торговли будут подписаны, то ВТО потеряет свою актуальность. Я не думаю, что ВТО — это сегодня главный вопрос. Большее значение для нас имеют ЕАЭС и связанные с этим проблемы и возможности.

 

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет