Это страшное слово Brexit. Экономические последствия выхода Великобритании из ЕС.

В последние недели самым популярным словом на территории Европейского союза стало слово Brexit – сокращение от British Exit, «британский выход».

 Речь идет о возможном выходе Великобритании из Европейского союза (ЕС). 23 июня 2016 г. жителям Туманного Альбиона предстоит решить, оставаться ли стране в самой мощной конфедерации в истории. Какими же будут экономические последствия выхода Объединенного королевства из ЕС?

В первую очередь они зависят от того, как Британия будет позиционировать себя на мировом рынке после расторжения договоров с Европой. Мировой опыт подсказывает, что существует пять «альтернатив» ЕС. Примеры первых трех демонстрируют государства, территориально близкие к ЕС, но выстраивающие с ним отношения по собственным моделям. Это Норвегия, Турция и Швейцария. Однако по многим причинам кажется маловероятным, чтобы Британия воспользовалась одной из таких моделей. Четвертая альтернатива – наиболее вероятная – предполагает заключение максимально подробного и широкого соглашения о свободной торговле (FTA) с ЕС. Если этого не удастся сделать, Соединенное Королевство может прибегнуть к пятой альтернативе – работе по правилам Всемирной торговой организации (ВТО).

Соглашение о свободной торговле, конечно, самый интересный вариант, такие соглашения с ЕС уже заключили, например, Южная Корея и Канада. Но если подписание FTA провалится, то у Британии останется единственный выход – работать с ЕС по правилам ВТО.

Размышляя о будущем мира после Brexit, разумно рассмотреть два варианта FTA. Первый вариант (ССТ 1) является облегченным, не предусматривает возвращение к аналогу зоны свободной торговли и не включает в себя дерегуляционные процедуры. Второй вариант (ССТ 2), в сущности, предусматривает сохранение открытости Британии для мировой экономики на прежнем уровне. По мнению Open Europe, в этом случае ВВП Великобритании не будет падать. Существуют, однако, и другие прогнозы, большинство из которых негативные.

Но что будет, если Британии придется работать про правилам ВТО? Тут прогноз может быть только негативный, особенно учитывая, что Британия вряд ли договорится с ЕС за те два года, которые предусмотрены ст. 50 Лиссабонского договора для выхода страны из ЕС. Можно предположить, что англичане даже не смогут начать переговоры о новом FTA за этот период.

Ст. 50 гласит, что соглашение о выходе должно будет принимать во внимание рамки будущих взаимоотношений между Великобританией и ЕС. Если ЕС пойдет навстречу англичанам, то все важные положения можно будет обсуждать в будущем отдельными блоками, не ставя под угрозу экономику обеих сторон. Что же касается взаимоотношений Великобритании с остальным миром, в особенности с теми странами, с которыми у ЕС было FTA, то, скорее всего, все необходимые соглашения будут заключены в течение нескольких лет, и применение правил ВТО будет минимизировано.

Договориться о FTA непросто – это будут далеко не такие прямые и легкие переговоры, как могло бы показаться. Дело в том, что если в рамках ЕС все подчиняются единым правилам, большинство из которых не требует единогласного принятия, то в процессе переговоров между правительством Ее Величества и Советом министров ЕС каждая сторона будет тянуть одеяло на себя, и все разногласия нужно будет прописать.

То же Трансатлантическое партнерство (TTIP – The Transatlantic Trade and Investment Partnership), которое сейчас согласовывается между США и ЕС, будет зафиксировано в огромном документе, отдельно регулирующем различные отрасли – от медицинского оборудования до косметики. Все эти вопросы захочет внести в FTA и Великобритания. Тут можно вспомнить, что FTA между ЕС и Южной Кореей согласовывалось четыре с половиной года, с Канадой – пять лет, и его еще не ратифицировали. Если Британия хочет сделать соглашение детальным и максимально устойчивым к изменениям обстановки, то его согласование займет еще больше времени. Не так давно Барак Обама заявил, что для подписания соглашения между США и Великобританией потребуется 5–10 лет.

Условия внешней торговли чрезвычайно важны для английской экономики. В 2002–2012 гг. соотношение торговли к ВВП выросло у Великобритании с 54,5% до 65,3%, что сделало Туманный Альбион второй по открытости рынка страной в G7, после Германии. Страна также находится на первом месте в Европе – и на втором в мире, после США – по суммарному объему полученных прямых иностранных инвестиций (inward FDI stock).

При этом в последние годы в ее торговых отношениях с ЕС наблюдается негативное сальдо – то есть можно говорить о некоторой импортной зависимости от ЕС. В 2013 г. превышение импорта над экспортом в торговле с ЕС составило почти 50 млрд фунтов. Впрочем, в увеличении экспорта Великобритании вне ЕС больше виноваты активно развивающиеся мировые рынки, чем взаимоотношения с Европой. Более того, в последние годы размеры таможенных тарифов в ЕС значительно снизились, и для многих товаров тарифы не устанавливаются в принципе. Однако есть ряд статей экспорта, важных для Туманного Альбиона, по которым ставки таможенных пошлин в ЕС немалые. И именно на этих направлениях (автомобили, химикаты, продукты питания и табак, одежда и обувь, по данным Open Europe) сосредоточено более 35% статей экспорта британского бизнеса.

Таким образом, говорить, что страна сможет пережить Brexit без последствий, нельзя, особенно с учетом того, как сильны ее связи с Европой в сфере финансовых услуг: из ЕС приходит почти половина суммарного объема прямых иностранных инвестиций. А у Европы есть гордость, и нельзя гарантировать, что Европарламент пойдет на значительные уступки на уровне единого экономического пространства, притом что Великобритания сможет спокойно игнорировать европейские правила.

Сегодня правовые документы ЕС создают рамки для очень большого количества правил, регулирующих бизнес в Великобритании. Тут и технические стандарты, и вопросы лицензирования, и принципы госзакупок. Вероятно, сразу после Brexit больших изменений не произойдет: большинство правил, принятых в ЕС, было отдельно зафиксировано в британском законодательстве. И хотя это касается стандартов в меньшей степени, вопросы лицензирования и госзакупок будут урегулированы в достаточной степени. Однако есть европейские нормы, не инкорпорированные в британские законы и имеющие прямое действие. После Brexit Великобритании нужно будет решить, заполнять ли вакуум или же оставить пробелы для будущих изменений. В определенных случаях страна уже поступала таким образом – например, это касается отмены роуминга внутри ЕС, которое вступит в силу с 2017 г. Но в большинстве случаев отсутствующие стандарты придется либо сохранить, либо видоизменить – в противном случае, возникает угроза для конкурентоспособности английского бизнеса.

Стоит предположить, что правительство Британии примет последовательные шаги для сохранения статус-кво – со временем может появиться расхождение в правилах, но стоит учитывать, что полной гармонии между странами ЕС в сфере законодательства нет и сейчас.

Выход Британии из ЕС будет крайне важным для всех российских бизнесменов, работающих в Европе. После Brexit Европа, скорее всего, пересмотрит отношения с внешними партнерами и, возможно, станет более лояльной к России и Китаю. В то же время бизнесу следует быть готовым к значительным сложностям при работе в старом формате. Возможно, имеет смысл искать новые рынки.

 

Автор — ведущий юрист юридического и налогового консалтинга группы компаний «АКИГ»

Источник: http://ko.ru/analiz/item/132555-eto-strashnoe-slovo-brexit

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет