Антироссийские санкции — рай для Белоруссии

В 2014-2015 гг. отношения России со странами НАТО значительно обострились из-за разных подходов сторон к украинскому кризису, что привело к ведению первых в истории постсоветского периода экономических санкций против России. Можно по-разному оценивать причины такого резкого поворота, но факт остаётся неоспоримым.

В 2000-е гг. европейские и турецкие производители сельскохозяйственной продукции активно осваивали российский рынок, который оказался крайне уязвим после вступления страны в ВТО в 2012 г. Российские контрсанкции, введённые на исходе лета 2014 г., затронули аграрный сектор европейских стран.

В новых условиях Белоруссия оказалась в чрезвычайно выгодном положении; с одной стороны, Минск остался в стороне от санкционного трека в отношениях между Россией и ЕС, с другой стороны, между Россией и Белоруссией отсутствуют какие-либо таможенные ограничения, т.к. страны являются членами ЕАЭС. Исходя из представленных обстоятельств, Минск решил улучшить своё финансовое положение в неблагоприятных политических условиях.

После ухудшения отношений между Россией и ЕС, в течении 2015 г. значительно обострились отношения между Россией и Турцией после трагедии с российским штурмовиком Су-24 в Сирии. Так же Москва решила значительно ограничить торговое сотрудничество с Киевом путём аннулирования зоны свободной торговли СНГ с Украиной. Таким образом, выделяем три основные источника реэкспорта товаров в Россию через Белоруссию: ЕС, Турция, Украина.

Инструменты реэкспорта товаров из стран ЕС и Турции в Россию через Белоруссию весьма схожи; Белоруссия закупает продукцию в этих странах, а потом поставляет эти товары в Россию после незначительной переработки с отметкой «made in Belarus». Такая политика белорусского руководства уже привела к комичным фактам; на волне текущего обострения в мировой политике Минск неожиданно для себя «обзавёлся» собственным производством хамона и хурмы.

В начале 2016 г. в отношениях между Белоруссией и ЕС случилось весьма знаменательное событие, которое демонстрирует возрастающую политическую роль Минска в текущих событиях. В феврале 2016 г. с президента А.Г. Лукашенко и ещё с 169 белорусских чиновников были сняты европейские санкции. Кроме того, в апреле 2016 г. на встрече президенты Белоруссии и Турции А.Г. Лукашенко и Т. Эрдоган заявили о необходимости «расширения сотрудничества». Использование инструментов ЕАЭС на данный момент является единственным способом для проникновения товаров европейских и турецких агропроизводителей на российский рынок. Отметим, что Роспотребнадзор пока не способен остановить незаконный реэкспорт через Белоруссию.

Падение общего товарооборота между Россией и ЕС в 2015 г. составило почти 50% (с 400 млрд. евро до 235 млрд. евро), падение товарооборота между Россией и Турцией составило «скромные» 30% (с $23 млрд до $18 млрд), однако отметим, что Москва ввела санкции против Анкары только в 4-м квартале 2015 г., поэтому официальная статистика пока не способна отразить последствия санкционного трека. Однако не стоит считать, что основная доля

В реэкспорте товаров из Украины используются другие правовые инструменты; если при ввозе товаров из ЕС и Турции идёт оформление на ввоз в ЕАЭС, то реэкспорт из Украины осуществляется в рамках зоны свободной торговли СНГ, действие которой в отношении Киева Минск не прекращал. Данное обстоятельство позволяет ввозить украинские товары на территорию ЕАЭС без уплаты таможенных пошлин и в дальнейшем под видом белорусских, разумеется, снова без уплаты пошлин, реэкспортировать их в Россию.

Падение товарооборота между Россией и Украиной происходило на протяжении 2014-2015 гг., потери Украины уже составили 98 млрд. долларов, по сравнению с 2012-2013 гг. падение товарооборота составило 80%, однако значительную долю в этой цифре составляет российский военный заказ, который размещался на крупнейших заводах Украины, например, на Южмаше в Днепропетровске.

В ближайшем будущем теоретически возможно использование канала ЕС-Украина-Белоруссия-Россия для поставок различных товаров европейского производства без обложения таможенными пошлинами. Однако логистика такого маршрута крайне трудна, поэтому его использование в краткосрочной перспективе маловероятно. В этой ситуации официальной Москве, с 2000-х гг. активно придерживающейся политике протекционизма, стоит просчитать последствия от реализации такого сценария.

На данный момент Минск планомерно увеличивает уровень экономического сотрудничества со странами, которые заинтересованы в сохранении своей доли на российском рынке, который несмотря на кризисные явления в экономике продолжает оставаться интересным для крупнейших товаропроизводителей мира. При оказании подобных «услуг» Минск получает неплохие финансовые дивиденды, таким образом, текущее политическое противостояние оказалось весьма прибыльным бизнесом.

Евгений Семибратов – эксперт по Белоруссии и странам СНГ, специально для ИА REX

 

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий