Алексей Лихачев: Необходимость формирования единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана очевидна для всех

13 января 2016 года Первый заместитель Министра экономического развития Российской Федерации Алексей Лихачев выступил в ходе панельной дискуссии Гайдаровского форума «Россия и Европа: экономические перспективы».

Участники обсудили взаимосвязь экономик России и Европы – долгосрочные тренды, общие интересы и противоречия, а также последствия взаимных санкций – условия и перспективы перезагрузки российско-европейских отношений.

Алексей Лихачев отметил, что экономические отношения между Россией и ЕС, то есть торговля товарами, услугами и инвестиции, сегодня претерпевают значительные изменения. После введения режима ограничительных мер ЕС против России, товарооборот начал снижается — в 2015 году сократился по сравнению с 2014 г. на 38%, составив по предварительным данным, 230 млрд. долл. «Это почти вдвое меньше значений 2013 г., когда объем взаимной торговли достиг максимума — 417 млрд. долларов», — сказал он. Снижение товарооборота со странами ЕС происходит на фоне общего уменьшения объемов внешней торговли России.

По словам первого заместителя Министра, в натуральном выражении товарооборот Россия – ЕС увеличился на 3 миллиона тонн. «Положительной динамики импорта не наблюдается ни с одной из стран-членов ЕС, что связано, прежде всего, с падением курса российского рубля»,  — добавил он.

Кроме того, Алексей Лихачев сообщил, что по итогам первого полугодия 2015 года, объем торговли услугами снизился на 26% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. и составил 29 млрд. долл. По итогам II квартала 2015 года отрицательное сальдо операций по прямым иностранным инвестициям, поступившим из ЕС в Россию, составило 438 млн. долл., при том, что объем накопленных инвестиций за тот же период оценивался в 221 млрд. долларов.

По словам первого заместителя Министра, в развитии отношений между Россией и ЕС можно выделить три крупных этапа. Начало полномасштабного сотрудничества приходится на 1990-е годы, когда Европейский союз стал одним из первых партнеров, инициировавших новый диалог с Советским Союзом и заложивших основы для более тесных торговых отношений. В декабре 1989 года ЕС подписал первое соглашение с СССР о торговле и экономическом сотрудничестве. Вторым этапом развития можно считать период после саммита РФ-ЕС в мае 2001 г. в Москве, начинающийся с предложения председателя Еврокомиссии Романо Проди и президента Российской Федерации Владимира Путина о создании Общего экономического пространства РФ-ЕС.

В 2005 г. были приняты «дорожные карты» по четырем общим пространствам. Дорожная карта общего экономического пространства предусматривала движение к созданию открытого и интегрированного рынка между Россией и ЕС путем гармонизации нормативной базы и регулирования в различных отраслях. В качестве основных инструментов реализации этой дорожной карты были определены 17 отраслевых диалогов Россия-ЕС. В 2009 г. стартовала совместная инициатива Россия-ЕС «Партнерство для модернизации». Был одобрен Рабочий план ее мероприятий. Инициатива стала органичным дополнением к работе отраслевых диалогов, ставших ее основным инструментом. Постепенно ПМ стало основным экспертным «мозгом» и «мотором» российско-есовских отношений.

«Фактически в этот период ЕС для нас был самым привилегированным партнером, помимо, конечно стран Таможенного союза и других партнеров по зоне свободной торговли (ЗСТ). За этот период объем взаимной торговли увеличился почти в 6 раз и достиг максимума — 417 млрд. долларов. Мы реализовали сотни различных крупных  B2B проектов», — подчеркнул Алексей Лихачев.

Третий этап начался весной 2014 г., когда был запущен механизм ограничительных мер ЕС против России. Первый заместитель Министра напомнил,  что экономический ущерб для Европы от введенных ЕС ограничительных мер составил порядка 40 млрд. евро в 2014 г. и 50 млрд. евро – в 2015 г. Для России прямые убытки от действия ограничительных мер стран Запада оцениваются в 25 млрд. евро или 1,5% ВВП. «Тем не менее, сформировавшееся за годы экономическое стратегическое партнерство России и Евросоюза не должно подрываться политическими решениями, не имеющими прямой связи с экономикой», — сказал он.

Первый заместитель Министра отметил, что есть страны ЕС, где на правительственном уровне присутствует осознание бесперспективности «санкционной войны», приносящей очевидный вред национальным интересам их стран, что позволило нам продолжить диалог в формате Межправкомиссий. «В 2015 году было проведено 7 заседаний МПК с Венгрией, Грецией, Ирландией, Испанией, Кипром, Словакией и Словенией, а также ряд рабочих групп в рамках МПК. Мы рассчитываем в ближайшее время провести полноформатные сессии МПК с Францией, Италией, Австрией и Бельгийско-Люксембургским экономическим союзом», — сообщил он.

По словам Алексея Лихачева, сейчас «мы стоим перед выбором: либо продолжение санкционного противостояния с негативными последствиями для обеих сторон, либо возвращение к нормальным условиям внешнеэкономических связей, продвижению и созданию безбарьерной среды на всем Евразийском континенте». «Я убежден, что альтернативы созданию безбарьерной среды не существует. Это тот исторический вызов, который предстоит решить именно нашему поколению, на что я искренне надеюсь», — сказал он.

Сотрудничество предполагает наличие совместных или совпадающих интересов. По мнению первого заместителя министра, их по-прежнему достаточно много. Это, например, создание совместного энергетического пространства с устойчивыми внутренними связями, гарантиями энергетической безопасности и высоким уровнем энергоэффективности. Перспективным направлением является формирование общей транспортно-логистической системы. Сближение политики в области охраны окружающей среды, изменения климата, биоразнообразия и охраны природы также лежит в сфере общих интересов. Кроме того, повышение эффективности сотрудничества в области научно-технологического развития и обмена современными технологиями, а также развитие информационных и телекоммуникационных технологий. «Новым приоритетом сотрудничества могло бы стать постепенное снятие барьеров в торговле и инвестициях, а также создание возможных форм стимулирования иностранных инвестиций и улучшение инвестиционного климата», — заметил он.

По словам первого заместителя Министра, Россия неоднократно заявляла о готовности двигаться к единой  экономической среде, где постепенно уничтожаются барьеры для движения товаров, услуг, капиталов, рабочей силы. «И в нашем понимании, до середины 2014 года мы шли в этом направлении. Это настоятельное требование бизнеса с обеих сторон, которое сохраняется, консолидируется до сегодняшнего дня», — сказал он. По его мнению, альтернативы этой работе нет.

Обеспечение стабильности финансовой системы, устойчивости финансового сектора, эффективной системы защиты прав потребителей финансовых услуг отвечает общим интересам. «Уверен, что безальтернативность формирования единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана с опорой на принципы взаимного уважения и широкого сотрудничества очевидна для всех», — подчеркнул Алексей Лихачев.

Both comments and pings are currently closed.

Комментирование закрыто.



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет