Торговые волны. В мире появилась региональная торговая организация с глобальными планами

Появление Транстихоокеанского партнерства (подписанное в американской Атланте соглашение об учреждении этой организации еще предстоит ратифицировать парламентам двенадцати входящих в нее стран) является самым важным событием в мировой торговле со времен создания ВТО. И, как и в случае с ВТО, причиной возникновения новой организации являются развивающиеся страны.

Сергей Минаев

Первоначальный вариант Транстихоокеанского партнерства (ТПП), был учрежден еще в 2005 году четырьмя странами: Брунеем, Чили, Сингапуром и Новой Зеландией — то есть с самого начала большинство в организации составляли развивающиеся страны. Затем к переговорам о расширении ТПП, длившимся семь лет, присоединились другие развивающиеся страны: Перу, Вьетнам, Малайзия и Мексика, которые в итоге вошли в число двенадцати стран, подписавших соглашение о создании ТПП в его нынешнем виде. Другие развивающиеся страны выразили заинтересованность во вступлении в ТПП: Филиппины и Колумбия заявили об этом в 2010 году, Тайвань и Южная Корея — в 2013 году.

Среди индустриальных стран, вошедших в ТПП, кроме Новой Зеландии, соглашении подписали США, Япония, Канада и Австралия. Таким образом, ТПП состоит из пяти индустриальных стран и семи развивающихся. В целом на его членов приходится 40% мирового ВВП.

Соглашение о создании ТПП предусматривает значительную либерализацию торговли товарами. По словам Майкла Фромана, главного переговорщика от США в этом вопросе, ТПП приведет к полной ликвидации тарифов на 18 тыс. американских экспортных товаров — и сравнимые тарифные выгоды получат одиннадцать остальных стран-участниц. Как заявил Фроман, ТПП создаст «правила дорожного движения для торговли». Канада открывает свой рынок молочной продукции, Япония — свой рынок говядины.

Более того, ТПП устанавливает минимальные стандарты для защиты прав интеллектуальной собственности, прав наемных работников, а также природной среды (для развивающихся стран особенно важно требование ограничить вырубку лесов и вылов рыбы, в том числе пресноводной: рыбная отрасль, например, является одной из главных в экономике Вьетнама). Во всех странах — участницах ТПП должны соблюдаться правила Международной организации труда, устанавливаться минимальная зарплата и ограничиваться количество рабочих часов. В ряде случаев это потребовало значительных уступок со стороны развивающихся стран: в частности, Вьетнам был вынужден взять на себя обязательство разрешить создание профсоюзов, не контролируемых Коммунистической партией.

Также именно на развивающиеся страны рассчитано требование в интересах поддержания международной конкуренции ограничить поддержку госпредприятий. Это важно прежде всего для Малайзии и Вьетнама. Относительно роли госпредприятий во Вьетнаме показательно то, что в 2014 году само вьетнамское правительство ставило задачу снизить ее хотя бы до 15%, а к 2020 году роль госпредприятий должна быть ниже 10% — как и в большинстве стран мира. По словам Мэтью Гудмана из американского Центра стратегических и международных исследований, «такое требование очень важно для Белого дома, потому что оно придает вес его определению соглашения о ТПП как соглашения XXI века».

C другой стороны, в ходе переговоров развивающиеся страны добились некоторых уступок от индустриальных стран. Например, Чили и Перу настояли на том, чтобы производители лекарств были защищены от конкуренции со стороны развивающихся стран в итоге не на протяжении 12 лет, как этого первоначально требовали США, а на протяжении 5 лет.

В любом случае, соглашение о ТПП является первым значительным многосторонним внешнеторговым соглашением с 1995 года, когда начала действовать ВТО (в рамках ВТО ее участники пытаются с 2001 года договориться о новом соглашении, но в организацию входит 161 развивающаяся и индустриальная страна, и договориться им никак не удается).

Надо заметить, что причиной появления самой ВТО являлись как раз развивающиеся страны. Идея создать ВТО появилась в 1982 году, когда в Женеве прошла министерская встреча участников Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ). На женевской встрече было принято решение начать новый раунд международных внешнеторговых переговоров, который получил название Уругвайского раунда и увенчался созданием ВТО.

Поводом для такой инициативы стал тяжелейший долговой кризис, который испытывали развивающиеся страны. Как раз в 1982 году Мексика объявила, что неспособна обслуживать свой внешний долг, и другие латиноамериканские страны выказали готовность последовать ее примеру. Банкротами эти страны не могли быть признаны, зато совершенно реальная угроза стать банкротами возникла перед американскими банками, которые давали латиноамериканским странам огромные кредиты. И все дальнейшие события были обусловлены как раз страхом банков США перед банкротством. Они, естественно, перестали давать латиноамериканским странам новые кредиты, но согласились на реструктуризацию долгов и отсрочку платежей. А латиноамериканские страны выразили готовность принять участие в международных внешнеторговых переговорах с тем, чтобы развивать свой экспорт, ограничивать импорт и накопить деньги на возврат долгов. Так же поступили африканские страны.

Следует отметить, что в связи с долговым кризисом развивающихся стран впервые после краха системы фиксированных курсов валют в 1970-е годы видную роль в мире стал играть МВФ. Западные кредиторы — банки и правительства — начали пользоваться рекомендациями фонда, когда решали, стоит ли предоставлять той или иной стране-должнику отсрочку в выплате долга или новые кредиты. Благоприятное заключение МВФ зависело от выполнения странами-должниками стандартных программ стабилизации экономики, разработанных фондом.

МВФ избегал предъявлять слишком жесткие требования к наиболее крупным должникам американских банков (прежде всего к латиноамериканским странам), не желая вызвать их недовольство, опасное для банков. А вот африканским странам, которые должны были в основном не банкам, а западным правительствам (так как не могли привлечь банки значительным процентом), МВФ поблажки не давал и настаивал на немедленном проведении рыночных реформ и отказе от социалистических экспериментов, в противном случае угрожая отказать в очередном транше кредита. Одним из элементов реформ МВФ считал участие в переговорах Уругвайского раунда о создании ВТО.

Таким образом, не будет преувеличением сказать, что ВТО был создан для латиноамериканских и африканских стран под давлением американских банков и МВФ. По словам американского исследователя Дэни Родрика, «Уругвайский раунд и создание ВТО — поворотный пункт для развивающихся стран. До сих пор эти страны не проявляли никакого интереса к многосторонним торговым переговорам и практически не подчинялись правилам ГАТТ. Это неудивительно: развивающиеся страны были вполне удовлетворены своим положением. Индустриальные страны в одностороннем порядке предоставляли им торговые льготы, а договоренности между индустриальными странами о взаимном снижении тарифов, достигаемые в тяжелейшей борьбе, автоматически распространялись и на развивающиеся страны. И вот положение изменилось. Создание ВТО — это первое внешнеторговое мероприятие, в котором развивающиеся страны приняли активное участие».

Как отметил сотрудник ВТО Сэм Лэйрд, «поистине уникальной чертой Уругвайского раунда было неожиданно активное участие развивающихся стран. Конечно, сыграло свою роль давление со стороны индустриальных стран, требовавших, чтобы развивающиеся страны начали наконец также брать на себя какие-то обязательства. Однако более важно другое: сами развивающиеся страны поняли, что активное участие в создании ВТО — единственный путь заслужить серьезное отношение в мире и добиться дополнительных экономических выгод». Наконец, чилийский исследователь Мануэль Агосин сразу после создания ВТО в 1995 году заявил: «ВТО с его принципом «все или ничего» не имеет смысла для индустриальных стран, которые и так давно уже присоединились ко всем существующим международным торговым соглашениям. Эта организация имеет смысл только для развивающихся стран, которые впервые должны взять на себя конкретные обязательства, диктуемые торговыми соглашениями».

Вьетнам был вынужден взять на себя обязательство разрешить создание профсоюзов, не контролируемых Коммунистической партией

Следует заметить, что перечень соглашений, которые были вынуждены подписать развивающиеся страны и которые до сих пор являются основой ВТО, звучит скучно и рутинно. Ярко выделяются там разве что соглашение по предпогрузочной инспекции товаров и соглашение по процедурам импортного лицензирования. Существенно и то, что в 1980-е годы СССР также был крупным должником Запада и видным участником долгового кризиса развивающихся стран, но к созданию ВТО ни американские банки, ни МВФ его принудить так и не смогли.

Если причиной создания ВТО стал долговой кризис развивающихся стран, то причиной создания ТПП можно считать резкое замедление роста развивающихся стран и явный кризис мировой торговли, от которой эти страны чрезвычайно зависят и которая, в свою очередь, чрезвычайно зависит от них. В физическом выражении мировая торговля фактически перестала расти, а в стоимостном — вообще заметно сокращается (см. график). По расчетам американского Петерсоновского института международной экономики, создание ТПП увеличит мировой ВВП к 2025 году на $225 млрд, ВВП членов организации вырастет в среднем на 1%, и в наибольшей степени этот рост коснется не США и других индустриальных стран, а развивающихся — в частности, ВВП Вьетнама вырастет на 10%.

Что касается экономического роста Вьетнама, то вьетнамский исследователь Нго Ван Ву так объяснял причины его замедления: «В пятилетнем плане на 2011-2015 годы была поставлена задача достичь и удержать темпы экономического роста в среднем на 7,0-7,5% в год. Впоследствии эта цифра была снижена Национальным собранием до 6,5-7,0% в год. Хотя эта задача была скромнее, чем в предыдущем пятилетнем плане, где говорилось о темпах в 7,5-8,0%, даже она не была выполнена в 2011-2013 годах. Темпы роста начали снижаться с 2011 года, и в результате в 2001-2013 годах они составили всего в среднем 5,6% в год (в 2013 году они снизились до 5,4%) — намного меньше запланированных и меньше темпов, достигнутых в среднем в 2001-2010 годах (6,32% в год). Можно сказать, что рост в 2011-2013 годах был самым медленным за последние 13 лет. Тенденция к снижению темпов роста ВВП во Вьетнаме сохраняется, несмотря на то, что в экономике других странах АСЕАН произошли положительные изменения. Одной из причин стали проблемы в мировой торговле. Сокращение темпов ее роста было очевидным уже в 2012 году. Средние темпы роста этой торговли за 10 лет, с 2001 по 2011 год, составляли 6% в год, а в 2012 году они оказались меньше 4%. Мировые проблемы с производством и торговлей сильно повлияли на все страны, в том числе и на Вьетнам».

ТПП и ВТО объединяет одно важное обстоятельство. Ни в той ни в другой организации при создании не участвовали такие важные развивающиеся страны, как Китай и Россия.

Коммерсант

 

Both comments and pings are currently closed.

Комментирование закрыто.



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет