Анна Попова: качество – категория не экономическая, а нравственная

В июне 2015 президент России Владимир Путин подписал поручение правительству о создании национальной системы качества пищевой продукции. В ближайшем будущем требования к качеству еды станут обязательными и едиными.

Понятие “двойных” стандартов должно уйти с рынка. Придется поставить точку во множественных попытках создать системы качества различными отраслевыми организациями. До конца 2015 года все ответственные за этот процесс ведомства, прежде всего Роспотребнадзор, должны будут предпринять все необходимые шаги для создания новой системы. О столь масштабной задаче и путях ее реализации ТАСС рассказала руководитель Роспотребнадзора Анна Попова.

— Документ по национальной системе качества и рынок и потребители очень долго ждали, но при этом он появился внезапно, и даже поначалу его не сразу заметила общественность. Проблемы в экономике, масса сложных событий во внешней политике, вероятно, все это затмило столь важную тему. А ведь это фактически попытка возродить советские ГОСТы, но уже с учетом всех новых реалий, сделав их обязательными из ныне добровольно применяемого стандарта. Верно мы понимаем логику государства?

— Прежде чем говорить о национальной системе качества, мне хотелось бы оттолкнуться от максимы, что качество – категория не экономическая, а нравственная. Когда мы к качеству подходим исключительно как к категории экономической – мы имеем все те проблемы, которые теперь призваны решить, уже на государственном уровне.

Я напомню, что в рамках законодательства о техническом регулировании, которое опирается на мировую практику, с 2003 года в России, а теперь и на уровне ЕврАзЭС, обязательное соблюдение требований к безопасности продукции закреплено техническими регламентами. Качество же стало категорией добровольной. Прежняя опора советской системы качества – ГОСТы — перестали быть обязательными. Поэтому бизнес, который в первую очередь мотивирован экономической составляющей любого своего действия, конечно же, ищет варианты, как можно минимизировать затраты и получить большую выгоду. А качество — это всегда дополнительные издержки.

Такая модель была справедлива на период, когда рынок только насыщался продуктами, и нужно было просто накормить население, как в 90-е годы прошлого века. Сегодня задача “накормить” и “накормить безопасно” решена. Удельный вес продукции, которая не соответствует по микробиологии и гигиеническим показателям, невысок — не превышает 5 процентов от всей массы, обращающейся на рынке. Это достаточно хороший показатель, и мировая практика тоже говорит о том, что это результат, который позволяет обеспечить безопасность продуктов питания.

Поэтому сегодня актуальной задачей становится ориентация отечественного бизнеса на то, чтобы выпускаемая продукция была соответствующего качества. Имеется в виду, что требования к качеству могут стать необходимыми при формировании технических условий (ТУ – прим. ред.) на производстве. Сегодня по закону ТУ для производства каждый производитель устанавливает самостоятельно. Он сам выбирает сырье, технологию, по которой будет производить, упаковку и оборудование. Это дает определенную свободу маневра для бизнеса, и ничего дурного в этом нет.

Но это не позволяет предложить ему регулирующие правила, чтобы он формировал это в определенных рамках, и выпускал свою продукцию, на уровне, соответствующем минимальным требованиям. А рамки качества должны быть. Вот, смотрите: сегодняшние нормативные акты позволяют выпускать мясной продукт, вообще не используя мышечных волокон животных. В дело идут шкурки, субпродукты, жир. Содержание белка в подобном продукте может быть настолько мало, что это вызывает сомнения, а мясной ли он? Вас как потребителя это устраивает, зная, что вы не отравитесь? Полагаю, нет. В итоге сегодня добросовестный производитель у нас оказывается в неконкурентных условиях с тем, кто производит формально безопасную продукцию, но при этом сомнительного качества. Поэтому для производителей, дорожащих репутацией бренда, возрождение единой системы требований к качеству очень важно, они видят в этом преференции для социально ответственного бизнеса.

Контроль государства

— Означает ли это некий условный, может быть, возврат к контролю со стороны государства за качеством?

— Это предполагается, поскольку если мы вводим обязательные требования, то мы вводим и обязательный контроль. Среди вероятных вариантов развития событий – возвращение к сортности товара. Сегодня только малая толика потребителей обращает внимание на состав и показатели энергетической ценности, но проинформировать его должным образом необходимо. ГОСТы ушли в разряд рекомендуемых требований в рамках технического регулирования, но вопрос о правильности этого решения остается дискуссионным.

— Рассматриваются ли другие модели требований к качеству, кроме предания обязательности ГОСТам?

— На сегодня самая хорошо проработанная система с многолетней практикой применения – это система ГОСТов. Роспотребнадзор очень плотно работает с Росстандартом в этом направлении. Не исключено, что регулируемыми будут минимальные критерии, некая нижняя планка качества. Производитель будет волен повышать технические условия до невероятных высот, но ниже определенной планки он не сможет опуститься. Идеология закладывается именно такая. Форма обязательных требований может быть и иной — сейчас как раз именно этот вопрос мы и прорабатываем. Возможно, это будет базовое техническое условие на определенного вида продукцию.

Что такое качество и безопасность

— Изменится ли вообще понятие качества, если оно станет обязательным требованием к продуктам питания?

— В поручении правительству РФ заложено формирование понятийного аппарата в отношении качества.

Переход на требования технических регламентов, которые установили обязательные нормативы безопасности и оставили за границами контроль качества, привнес много положительного, но, вместе с тем, и размыл достаточно сильно понятие качества. Сегодняшние технические регламенты просто позволяют идентифицировать продукцию и обеспечить ее безопасность. Определение понятия “качество” у нас сегодня достаточно однобокое, оно содержится в федеральном законе “О качестве и безопасности пищевых продуктов”. Качество пищевых продуктов сейчас — это совокупность характеристик пищевых продуктов, способных удовлетворить потребности человека в пище при обычных условиях их использования.

Это медицинский подход. Речь идет о белках, жирах и углеводах, микроэлементах и витаминах, которые позволяют нам вести активный образ жизни, иметь так называемое сбалансированное питание, и, таким образом, поддерживать здоровым свой организм. Безусловно, это крайне важно для поддержания своего организма в тонусе долгие годы, для репродуктивной функции и здоровья будущих поколений. То есть платить потребитель должен за полноценную с биологической точки зрения продукцию.

Но это только одна часть этой большой проблемы. Второй аспект, который практически не учитывается — потребительские свойства.

Нужно сделать так, чтобы потребитель платил свои деньги за еду, которая соответствует своему наименованию, которая не отличается по потребительским, вкусовым и иным критериям от заявленного в названии и на упаковке. Еще у продукта должен быть определенный цвет, вкус, аромат. Этих регулирующих требований сегодня нет.

— Система качества будет пересекаться с вопросами безопасности? Ведь эти понятия так сложно разделить.

— Эта система не может не затрагивать вопросы безопасности. Они в свое время были достаточно искусственно разделены. Сегодня настал момент, новый виток развития государства, общества и развития отечественной пищевой промышленности, когда эти показатели нужно сводить воедино.

Импортеры и защита российского потребителя

— Импортеры тоже будут вынуждены перестроить свое производство под поставки в Россию, когда система заработает?

— Мы хотим видеть на территории России продукцию, которая соответствует нашим требованиям. Импортная продукция в этом смысле очень показательна, потому что сегодня в страну совершено легально в соответствии с требованиями технических регламентов, нормативных актов можно ввезти продукцию, которая по показателям безопасности будет, безусловно, соответствующей требованиям. Но она по качеству, по потребительским свойствам в этом смысле будет отличаться в худшую сторону от той, которая под этим же брендом, под этим же наименованием продается в других странах мира. Сегодняшнее нормативное регулирование это позволяет.

Здесь мы тоже видим определенную проблему. Транснациональные компании минимизируют затраты, снижая количество полезных пищевых веществ в продуктах, используя более дешевое сырье. Вы, как потребитель, наверняка замечали, что мороженое, чай или пиво с тем же названием за рубежами родной страны может иметь другой, более сбалансированный вкус, хотя по показателям безопасности они будут безопасными и здесь, и там.

Я хочу, чтобы российский потребитель был защищен. На площадке ВТО Роспотребнадзор в рамках работы комиссии “Кодекс Алиментариус” как уполномоченный орган настаивает на жестких нормативах по безопасности. Например, по антибиотикам. Сегодняшняя проблема на Западе с антибиотикорезистентностью микроорганизмов во многом связана с очень лояльными нормами и критериями по допущению антибиотиков в мясе, в яйце, в молоке.

Россия на это не пошла, и мы удержали свои позиции по рактопамину, и считаем, что он не должен содержаться в мясе. В рамках последнего заседания комиссии “Кодекса Алиментариус”, состоявшегося в июле в Риме при активном участии России, мы консолидировали усилия со своими коллегами из других стран, из стран СНГ, и не позволили провести норму для соматотропного гормона. Предполагавшееся изначально положительное решение, в котором прежде всего были заинтересованы США, принято не было.

Российские нормы отличаются в более жесткую сторону по нитратам, по радионуклидам, по содержанию некоторых микроорганизмов, в том числе листериям. Вы помните скандалы с листериями в мясопродуктах в Европе, к сожалению, с летальными исходами. Мы отстаиваем свои позиции по этим более жестким, чем принято в Европе, показателям, с использованием методологии оценки риска. Мы владеем этой методологией уже больше 20 лет, с начала 1990-х, и используем ее для того, чтобы доказать наше право на то, чтобы эти критерии были учтены, и наши расчеты были приняты, и наши строгие требования остались неизменны.

— Что будет с рядом моделей и систем, которые были за последние годы заявлены в области унификации качества, помимо переросших из советских ГОСТов стандартов? Например, “Роскачество” при Минпромторге?

— Все федеральные органы исполнительной власти, которые каким-либо образом имеют отношение к пищевой продукции, являются участниками творческого процесса по созданию национальной системы качества. Бизнес, общественные организации — все привлечены к этой работе. Мы изучаем все модели и системы, анализируем все наработки.

Внеплановые проверки и изъятие санкционных продуктов

— Какой эффект дали внеплановые проверки по питанию? Как эффект “внезапности” будет встроен в контроль качества?

— Проверки – это важный инструмент регулирования. После вступления в силу закона (вступил в силу с 23 января 2015 года – прим. ред.), которым были сняты требования по уведомлению о внезапной проверке за 24 часа, мы имеем определенные успехи. У нас практически трехкратный рост эффективности только за счет того, что мы не предупреждаем за сутки о внеплановой проверке по жалобе.

— На фоне действующего продэмбарго и появления новых импортных продуктов, из “разрешенных” стран, снизилось или выросло количество недоброкачественной продукции?

— Рынок продуктов питания несколько ухудшился в части проб импортной продукции. Я не буду говорить о причинах, их может быть много, но по 2014 году и по первому полугодию 2015 года мы видим, что удельный вес некачественных проб импортной продукции в общем числе отобранных выше в 1,5-2 раза, иногда в 3 раза, чем аналогичная продукция отечественная. Прежде всего в группах “мясо и мясопродукты”, “молоко и молочные продукты”, “рыба, нерыбные объекты промысла и продукты, вырабатываемые из них”.

— Снизилось ли количество санкционных продуктов на полках? Повлияет ли на ее поток решение об уничтожении, которое начало действовать 6 августа по указу президента?

— Думаю, да, повлияет. Введенная санкция значительно остудит горячие головы, которые пытаются несмотря ни на что, без какого-либо уважения к государству и потребителю провезти то, что провезти нельзя. Я думаю, что это очень действенный шаг. Если мы обнаруживали продукт на полке, мы должны были дойти до импортера и до того, кто выдал документ, разрешающий ввоз. В результате с реализации снималось большое количество продукции, но процесс был крайне затруднителен. Хотя даже наши прежние усилия снизили количество запрещенной продукции в рознице.

В августе этого года мы остановили в Санкт-Петербурге примерно 500 тонн мясной продукции из Голландии, которая по документам была задекларирована как муравьиная кислота, в Оренбургской области пресекли попытку ввоза 20-тонной партии сыров неизвестного происхождения. И по старому порядку мы были бы должны эту заведомо подложную, потенциально опасную продукцию хранить два месяца до востребования, потом через суд добиваться решения об уничтожении, и все это время где-то складировать и охрану приставить. Все это – значительные бюджетные затраты. С введением указа президента об уничтожении санкционного продовольствия многие проблемы снимаются.

Теперь же перед нами стоит новый вызов. Совместно с коллегами из других госорганов, общественных организаций, бизнеса мы должны создать национальную систему управления и контроля качества пищевых продуктов. И этот вызов уже принят.

Беседовали Надежда Геращенко, Александра Рыжкова

ИТАР-ТАСС

Responses are currently closed, but you can trackback from your own site.

Комментирование закрыто.



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет