Либералы запаса

Правительство внесло в Госдуму проект исправленного федерального бюджета на 2015 год. Одновременно с этим практически завершена работа над исправленными «Основными направлениями деятельности правительства» (ОНДП) до 2018 года. Ультралиберальные заявления проекта ОНДП и бюджетные проектировки вынужденно сходятся друг с другом в сокращении госрасходов. Не избежит секвестра и военный бюджет, хотя транспорт, дороги и бюджетники пострадают не меньше. 

Проект поправок к федеральному бюджету на 2015 год представлен Минфином в Госдуму и опубликован. Базовые цифры в нем остались прежними: это сокращение доходов от плановых на 2,5 трлн руб. (более половины из него — недобор нефтяного НДПИ) и сокращение федеральных расходов на 0,3 трлн руб., сокращение резко подорожавших госзаимствований и покрытие выросшего дефицита из Резервного фонда. Впервые представлена отраслевая структура перераспределений в бюджете, расходы которого снижаются номинально на 3,2% к уточненной бюджетной росписи на 1 марта. Из приложения N5 к бюджету следует, что почти автоматическое (в силу роста инфляции) увеличение госрасходов на соцполитику на 5,9% и на обслуживание госдолга на 30% относительно равномерно распределено среди всех расходных статей. Так, финансирование по статьям «национальная оборона» и «национальная безопасность» снизилось от росписи на 4,8%, на образование — на 4,9%, на культуру — на 7,3%, на физкультуру и спорт — на 2,5%. Больше сокращены трансферты регионам — на 10,1%, финансирование ЖКХ — на 10,9%, охрана окружающей среды — на 16,2%.

Больше же всего (в силу завышения расходов в 2014 году, которые Минфин уже начал сокращать заблаговременно) пострадала статья «здравоохранение» — 25,1%, впрочем, во многом это чисто техническое сокращение.

Одновременно с этим опубликована и справка о финансировании майских указов президента Владимира Путина: здесь сокращение составило 20,9%. В основном оно было реализовано чисто механически: большинство укрупненных статей плановых расходов на майские указы, в том числе включающих расходы на повышение зарплат бюджетникам, сокращено на 10%. Резко (на 40-50%) снижены также продемографические расходы и финансирование развития Дальнего Востока.

После начала обсуждения в Госдуме нового бюджета должны быть утверждены и опубликованы и ОНДП — в теории, именно на этом документе, который «собирает» из предложений ведомств Минэкономики, и должен быть основан новый бюджет. Проект документа по состоянию на 12 марта есть в распоряжении «Ъ», вчера он разослан ведомствам перед обсуждением его на этой неделе. Эта версия проекта ОНДП уже включает большую часть предложений ведомств (см. «Ъ» от 20 февраля) и учитывает предложения Минфина по структуре документа — напомним (см. «Ъ» от 17 февраля), министр Антон Силуанов предлагал ведомству Алексея Улюкаева определить в документе новые «вызовы», стоящие до 2018 года перед правительством.

«Вызовов» обнаружено три внешних — «резкое геополитическое обострение», долгосрочная перестройка энергорынка и рост значимости человеческого капитала — и пять внутренних: низкое качество госуправления, критически возросший уровень издержек в экономике, замедление темпов внутреннего спроса, необходимость сокращать зависимость от нефтедолларов и адаптация экономики к нормам ВТО. Впрочем, через запятую в числе прочих «внутренних вызовов» де-факто указано еще шесть, в том числе избыточное вмешательство в экономику, высокий уровень коррупции, низкое качество институтов, дефицит инфраструктуры и несбалансированность финансовой системы. Однако подробнее в документе Минэкономики об этом говорится мало и неохотно, как и о причинах, по которым эти вызовы менее важны, чем перечисленные с красных строк

Команда Алексея Улюкаева предлагает зафиксировать в ОНДП довольно важный и ранее не обсуждавшийся в правительстве постулат: без смены экономического курса после восстановления экономики от рецессии рост ВВП составит 0,5-1% в год «даже при условии повышения цен на энергоресурсы». Новая модель, предлагаемая Минэкономики,— сочетание сбалансированного бюджета (это невозможно без сокращения госрасходов), роста производительности труда, опережающего рост зарплат, ориентация на рост несырьевого экспорта (с нынешних 30% до 45% общего) силами средних компаний, а также дальнейшее повышение нормы накопления основного капитала. В 2014 году эта цифра составила 17,8%, Минэкономики требует определить целью 21-22%, то есть принять меры, в результате которых после двух лет рецессии и года восстановительного роста в 2017 году норма накопления не вернется к ранее наблюдавшимся показателям.

Реализовывать новую экономическую модель в отраслевом разрезе предлагается ранее обсуждавшимися инициативами отраслевых министерств. Принципиально новых среди нет, в отношении большей их части Минфин уже констатировал отсутствие средств на их реализацию по крайней мере в 2015 году.

Проект ОНДП пока не согласован, и в нем до сих пор сохраняется множество не решенных в реальности вопросов — например, идея с 2016 года отказаться от «пенсионного моратория», фигурирующая в проекте, будет на этой неделе обсуждаться в Белом доме наряду с его продлением и, возможно, ликвидацией накопительного элемента государственной пенсионной системы. Впрочем, де-факто с проектом бюджета на 2015 год он не расходится — Белому дому несложно будет следовать ультралиберальной риторике Минэкономики, сокращая госрасходы на 10% в год, поскольку текущие доходы Минфина, размеры Резервного фонда и ожидаемое падение добычи углеводородного сырья в среднесрочной перспективе (см. стр. 7) в принципе не позволяют ничего иного.

Дмитрий Бутрин, Денис Скоробогатько

КоммерсантЪ

Responses are currently closed, but you can trackback from your own site.

Комментирование закрыто.