В ВТО начали разбор иска ЕС против России

О том, какого суда России ждать от ВТО, «РГ» попросила рассказать старшего эксперта Центра экспертизы по вопросам ВТО Анаит Смбатян.
Всемирная торговая организация сформировала панель арбитров по иску ЕС против России. Речь идет об антидемпинговых таможенных пошлинах на легкие коммерческие автомобили из Германии и Италии. Об этом «РГ» рассказала помощник министра экономического развития Елена Лашкина.

Таким образом, уже два спора в ВТО с участием России переходят в активную фазу. Первая для России панель арбитров была сформирована в октябре — и также по иску ЕС против запрета на импорт свинины из Евросоюза.

Повышенные пошлины на легкие коммерческие авто были введены в мае 2013 года решением Евразийской экономической комиссии в ответ на резкий рост импорта этой продукции.

Правила ВТО допускают такие защитные меры, главное — доказать, что всплеск импорта действительно был и нанес ущерб или мог его нанести отечественным производителям. О том, какого суда России ждать от ВТО, «РГ» попросила рассказать старшего эксперта Центра экспертизы по вопросам ВТО Анаит Смбатян.

В практике ВТО были дела, аналогичные спору ЕС и России по делу об антидемпинговых пошлинах на легкие коммерческие авто?

Анаит Смбатян: Орган по разрешению споров ВТО разбирал множество дел, предметом которых были антидемпинговые меры. Компании, в отношении продукции которых они применяются, всегда считают, что пошлины введены с нарушениями. Из этого правила нет исключений. Просто одни компании осиливают путь до Органа по разрешению споров (ОРС) ВТО, а другие — нет. Он довольно длинный и сложный.

Вот-вот, самому «старому» спору с участием России в ВТО уже больше года, другим по многу месяцев, и только сейчас начинается фактическое разбирательство по двум делам. По другим еще даже не назначены панелисты. Может, механизм по разрешению споров ВТО — не такой уж и выдающийся инструмент, раз все затягивается так надолго?

Анаит Смбатян: Выдающимся может быть скрипач либо дирижер. Применительно же к механизмам разрешения споров можно говорить об их эффективности либо неэффективности. Совершенно точно, что Орган по разрешению споров ВТО — это один из самых эффективных органов международного правосудия. И то, что Россия получила к нему доступ, является неоспоримым преимуществом присоединения нашей страны к ВТО. Это цивилизованный правовой механизм урегулирования разногласий между государствами.

И по части сроков рассмотрения споров ВТО гораздо более «конкурентоспособна», чем многие другие международные суды. Может сложиться ситуация, когда спор «замораживается» и до назначения третейской группы дело не доходит. Значит, стороны все же стремятся решить вопрос в процессе переговоров, что есть хорошо. Также нужно иметь в виду, что целью спора не всегда является вынесение окончательного решения по нему. Государства не тратят время и средства на суды ради самих судов. Первоочередная цель механизма разрешения споров в рамках ВТО — достичь взаимоприемлемого разрешения ситуации, а оно не всегда выражается в решении панели или Апелляционного органа.

Да, процедура рассмотрения спора в ВТО сложна. Ведь жалоба включает, как правило, множество оснований, это целый «букет» претензий. Одни обоснованы, другие нет. Вопрос в том, какая из сторон спора будет более убедительна, какая из них сумеет выстроить свою аргументацию таким образом, чтобы склонить чашу весов в свою пользу.

Значит, исход дела всецело зависит от искусства юридической аргументации?

Анаит Смбатян: Вовсе нет. Ключевое значение играют фактические обстоятельства, особенно на стадии рассмотрения спора третейской группой. Количество доказательств, которые стороны предоставляют для обоснования своей позиции, может исчисляться сотнями. Например, в одном из недавних споров по поводу мер Аргентины в отношении импорта, стороны представили 900 документов, начиная от газетных статей и заканчивая правовыми актами. Во-вторых, нормы и принципы ВТО устанавливают достаточно четкие правила поведения.

Поэтому уповать только на красноречие при выстраивании правовой позиции не следует. В ВТО, кстати, существует презумпция, согласно которой любое нарушение, вне зависимости от степени наступивших последствий, ведет к аннулированию или сокращению выгод. Это довольно интересная юридическая конструкция.

Но первые решения по спорам с участием России в ВТО именно сейчас неизбежно будут восприняты как политические, потому что отношения с ЕС, скажем так, не самые лучшие. А стоит ли? Или механизм по разрешению споров ВТО вне подозрений, он не давал повода усомниться в своей беспристрастности?

Анаит Смбатян: С тем, что они будут восприняты как политические, не соглашусь. Да, любой спор между государствами может восприниматься как политический, потому что в международных отношениях право и политика тесно связаны. Но это не говорит о том, что решения по таким спорам не основываются на нормах права.

ОРС ВТО, как и любой другой международный суд, — это не автоматическая машина правосудия. Суждения выносят судьи, которые, как и обычные люди, руководствуются, в том числе, своим усмотрением, судейским усмотрением. В международной практике разрешения споров в целом и в рамках ВТО, в частности, было множество случаев, когда по спорам с очень высокой политической составляющей принимались решения, безупречные с точки зрения права. На случай сомнений в беспристрастности судьи существуют механизмы, позволяющие исключить его участие в разбирательстве. Но в целом проблема пристрастности судей в большей степени присуща международным инвестиционным арбитражам.

Есть страны-члены ВТО, которые не имеют ни одного спора в рамках организации. А Россия подала два иска в ВТО, готовит еще минимум два, успела получить пять, а на горизонте — еще несколько. Это нормально или это тревожный сигнал?

Анаит Смбатян: Действительно, есть государства, которые будучи десятилетиями участниками ГАТТ, а потом и ВТО, ни разу не были стороной в спорах в рамках ВТО. Причин на то множество. Что касается России, то ничего тревожного я не вижу. И вообще, статистические подходы в таком сложном вопросе, как международные споры, не самые показательные. Но если уж и говорить о каких-то цифрах, то лидерами по количеству споров в ВТО все равно остаются и надолго останутся ЕС и США.

В Минэкономразвития заявляли, что продолжают готовить запрос о консультациях с ЕС в ВТО, который оспорит секторальные санкции против России. Между тем среди экспертов нет согласия, действительно ли они могут быть оспорены. Как на самом деле?

Анаит Смбатян: В соглашениях системы ВТО закреплен определенный баланс между обязательствами в области либерализации международной торговли, обеспечением доступа на рынок, с одной стороны, и правом применения ограничительных мер, с другой. Условия применения последних четко установлены.

Одной из излюбленных статей Генерального соглашения по тарифам и торговле, к которой в рассматриваемом нами контексте часто апеллируют ответчики, является статья ХХ («Общие исключения»). Эта статья гласит, что государство, вводящее ограничительную меру, должно доказать, что именно она необходима для достижения одной из указанных в данной статье целей, например, для защиты общественной морали или сохранения невозобновляемых природных ресурсов.

Например, в Евросоюзе не так давно был запрещен импорт и производство продукции из тюленей на том основании, что эти животные — разумные существа, и при забое и свежевании они испытывают излишние страдания. Орган по разрешению споров ВТО, исследовав представленные ему материалы, заключил, что жестокое обращение с тюленями выражало общую обеспокоенность населения ЕС и, таким образом, являлось составляющей общественной морали. При этом ЕС не удалось доказать, что введение запрета было необходимо для защиты этой самой морали. Довольно интересное дело.

Российская газета

 

 

 

Both comments and pings are currently closed.

Комментирование закрыто.



Обнуление пошлин внутри ТТП займет не менее десяти лет