2002 и далее: новые битвы после победы в Дохе

В ноябре прошлого года, когда члены Всемирной торговой организации на конференции в Дохе приняли решение о начале нового раунда переговоров об условиях мировой торговли, торговый представитель США Роберт Зеллик приветствовал этот шаг, заявив, что он смывает «пятно Сиэтла».

Спустя два года после провала конференции в американском Сиэтле Всемирная торговая организация вновь на подъеме. Движимые общими планами либерализации торговли, члены ВТО наконец преодолели взаимные упреки и недоверие, которые преследовали их после Сиэтла.

Общая обеспокоенность спадом мировой экономики, обостренная терактами 11 сентября, способствовала укреплению духа единства. Успеху конференции в Дохе содействовало и более эффективное сотрудничество между США и Европейским Союзом, и более активное участие развивающихся стран, торговые проблемы которых встали в число важнейших вопросов в повестке дня ВТО.

Впрочем, какое-то время будет неясно, действительно ли в Дохе, как утверждают некоторые, был прочно восстановлен ход международной торговой политики или ее главное достижение состоит в том, что удалось избежать повторного провала, который мог бы подорвать и без того неустойчивую атмосферу доверия на международной экономической арене.

Согласие было достигнуто благодаря компромиссам в виде туманных формулировок, за которыми нередко скрывались несовпадающие национальные интересы. В результате повестка дня переговоров полна двусмысленностей. Не удивительно, что страны с диаметрально противоположными целями были в равной степени убеждены, что добились своего.

Оптимизм внушает даже график раунда, который предусматривает три года переговоров, апогей которых приходится на период, непосредственно следующий за очередными президентскими выборами в США. Весьма вероятно, что еще до начала переговоров по существу возникнет множество споров относительно того, что же именно было решено в Дохе.

Грядут большие сражения, в частности, по сельскому хозяйству: Европейский Союз испытывает жесткое давление со стороны основных стран — экспортеров сельхозпродукции, требующих сократить экспортные субсидии. Правда, ЕС не проявляет желания торопить события и не отказывается от темпов, диктуемых его собственными планами расходования средств и планируемым расширением.

Этот спор может усугубиться требованием Брюсселя, чтобы в повестку дня раунда были включены «неторговые» вопросы, в частности, вопросы конкуренции и инвестиций. И хотя странам ЕС удалось добиться их включения в повестку дня катарской конференции, они не сумели заручиться согласием других членов ВТО на ведение полномасштабных переговоров.

Есть неопределенности и в отношении переговорного мандата США. Хотя конгресс будто бы готов утвердить «ускоренный порядок» заключения торговых соглашений, его условия, скорее всего, будут ограничивать свободу американской делегации на переговорах. Кроме того, Вашингтон разрывается между собственным стремлением к либерализации торговли сельхозпродукцией и требованиями соотечественников увеличить субсидии американским сельхозпроизводителям.

Еще один болезненный вопрос — роль развивающихся стран, которых в ВТО большинство. В Дохе много говорилось о том, чтобы помочь им активнее участвовать в раунде и больше получать от мировой торговли. Однако далеко не факт, что развитые страны сделают в этом направлении существенный шаг.

Наконец, ВТО предстоит «переварить» последствия вступления Китая в эту организацию в декабре прошлого года. От Пекина потребуется много усилий для того, чтобы выполнить взятые на себя обязательства, а членство Китая может радикально изменить расстановку политических сил в ВТО.

Все эти неопределенности осложняются мировым экономическим спадом, резким замедлением роста международной торговли и неуверенностью рынка. И хотя эти обстоятельства пока не вызвали реакции в виде протекционистских мер, напряженность в торговле нарастает, в особенности между США и ЕС.

Она может привести к взрыву, если президент Буш выполнит свою угрозу и в ближайшие несколько недель установит на импорт стали тарифы на уровне 40%. Последуют ответные действия других стран, и рынок стали окажется в еще более плачевном положении, чем сейчас.

Названные факторы усугубляются и тем, что апелляционная комиссия ВТО в этом месяце приняла постановление, согласно которому американское законодательство о налогах на доходы юридических лиц является скрытым средством предоставления субсидий. Решение комиссии позволит ЕС принять серьезные санкции против экспорта из США, если Вашингтон не изменит свое законодательство и пойдет на жесткую конфронтацию с Европой.

Эти обстоятельства представляют собой серьезное испытание для комиссара ЕС по торговле Паскаля Лами и торгового представителя США Роберта Зеллика, которые сообща изо всех сил пытаются уладить двусторонние торговые споры и не дать им помешать сотрудничеству с ВТО.

Тем временем мировой торговой системе грозит еще одно, более скрытое испытание в форме ширящихся разговоров о региональных торговых соглашениях (РТС). Уже действует около 200 таких соглашений, причем интерес к ним с конца 1990-х годов быстро растет. Активными сторонниками РТС являются страны ЕС, а в последнее время и страны Латинской Америки. Недавно эта идея стала популярна и в Азии. Там главными ее выразителями являются Япония и Сингапур, некогда принципиальных приверженцев многосторонних отношений. Китай подумывает о заключении таких соглашений с Гонконгом и странами Юго-Восточной Азии. Американский президент хочет создать зону свободной торговли Северной и Южной Америки, а представители его администрации говорят, что намерены добиваться заключения не только многосторонних, но и двусторонних, и региональных соглашений.

Несмотря на утверждения участников РТС о том, что эти соглашения способствуют либерализации, большинство специалистов по экономике торговли относится к ним скептически. По их мнению, РТС грозят замедлением процесса мировой экономической интеграции, поскольку являются дискриминационными по отношению к развивающимся странам и создают разнобой несовместимых между собой правил и стандартов.

Некоторые эксперты в области торговой политики считали, что эта тенденция начнет сходить на нет после конференции в Дохе. В действительности же число объявленных инициатив в этом направлении растет. Из чего следует вывод, что, несмотря на всеобщее ликование по поводу начала нового раунда, многие страны, возможно, все еще пытаются подстраховаться на случай его неудачи.

Financial Times, 01.02.02, Ги де Жонкьер

Responses are currently closed, but you can trackback from your own site.

Комментирование закрыто.